На генерала надейся… ну и не только. Что делать, если у вас «угнали» имущество, есть улики, но полиция не видит состава преступления (учимся на примере)

На генерала надейся… ну и не только. Что делать, если у вас «угнали» имущество, есть улики, но полиция не видит состава преступления (учимся на примере)
Феликс Долгов / © ИА «Версия-Саратов»

Житель Энгельсского района Феликс Долгов — человек непростой судьбы. Пробовал себя в разных амплуа, повидал многое, прошел, как говорится, огонь, воду и медные трубы. Теперь вынуждено исполняет роль борца за справедливость и правозащитника. В том смысле, что пытается законными и мирными пока еще путями отстоять собственные права на имущество. Три года назад у Феликса, по его словам, «увели» полуприцеп: взяли попользоваться и не вернули. А потом он узнал, что «арендатор» переоформил технику на себя, предоставив в МРЭО ГИБДД договор купли-продажи с поддельными подписями (что подтвердила экспертиза). С тех пор Долгов ходит в полицию, прокуратуру и суды как на работу. И везде ему говорят, что «все всё понимают, но сделать ничего не могут».

 

Отъем по Остапу

В редакцию ИА «Версия-Саратов» Феликс пришел не то, чтобы в отчаянии. Нет, он довольно собран и энергичен. Эмоции Долгова похожи скорее на крайнее удивление, граничащее с возмущением, шоком и одновременно непониманием «как такое вообще возможно».

По словам Долгова, в начале 2016 года его сосед — Евгений Уваров, попросил об одолжении: «дать погонять» полуприцеп МАЗ. «Так как техника у меня стояла без дела, и я давно не пользовался ею сам, то согласился, — говорит он. — А летом Уваров предложил выкупить у меня этот полуприцеп за 80 тысяч рублей».

Против продажи Долгов тоже не возражал. И соседи составили договор от 13 августа 2016 года, в котором оба расписались. Однако, как рассказывает наш собеседник, покупатель попросил отсрочку по оплате приобретения. А продавец, то есть сам Долгов, в качестве гарантии сохранения прав на полуприцеп до получения денег, оставил у себя «шильдик» (заводскую информационную табличку с данными маркируемого изделия).

«Без шильдика невозможно переоформить транспортное средство на другого владельца, невозможно поставить его на учет. Я сам много лет занимался грузоперевозками и сам через это проходил, — говорит Долгов, объясняя свою уверенность в шильдике как в надежной гарантии. — Если шильдика нет, придется объясняться с ГИБДД, а транспорт должен быть отправлен на экспертизу».

Но в этой истории события развивались по другому сценарию.

Оплаты Феликс Долгов якобы не дождался. Говорит, что когда появилась возможность сдать так и не проданный полуприцеп в аренду другому своему знакомому, попросил Уварова его вернуть. Но полуприцепа Долгов тоже больше не увидел.

«Я бегал за Уваровым год, потом начал письма ему писать, требовал вернуть полуприцеп или отдать деньги», — рассказывает собеседник. Но и письма остались без ответа.

Искать свою технику Долгов решил через ГИБДД, где и узнал, что она давно числится на другом владельце. А именно на Евгении Уварове, на основании договора купли-продажи от 20 августа 2016 года.

«Вот только я договор от 20 августа не подписывал, — утверждает Долгов. — Меня вообще в это время не было в городе, я был в командировке, о чем есть справка с работы. Но кроме того, что подпись в договоре не моя, там еще много разных несоответствий: регистрация полуприцепа не совпадает с моей регистрацией, нет моей подписи как продавца в ПТС, шильдик опять же у меня на руках, цена снижена до 50 000 рублей».

На резонный вопрос, почему Долгов со всем этим не пошел в полицию, наш собеседник сообщил, что сначала он пошёл в суд.

 

Путь Феликса

 

1. Суд и подписи, не имеющие значения

В Энгельсском районном суде (по месту проживания всех героев этой истории) Долгов надеялся добиться признания недействительным договора, на который сослался Уваров, оформляя на себя полуприцеп. Но не смог этого сделать. По действительно удивительным причинам.

Ныне покойный судья Ринат Кудашев, которого, кстати, как раз в тот период (весна 2018 года) привлекали к дисциплинарной ответственности за систематическое нарушение процессуального законодательства, отказался признавать сделку недействительной. Долгов настаивал, что подпись в договоре от 20 августа 2016 года, была якобы сделана не им. Судья решил, что это в принципе малозначительный факт. Так как в предыдущем договоре, от 13 августа 2016 года (не принятым в МРЭО из-за наличия в нем ошибок — прим. авт.), Долгов расписался собственноручно, чем и подтвердил намерение продать Уварову полуприцеп. Подпись в том, никем не признанном, договоре, дескать, свидетельствует, что и деньги в сумме 80 тысяч рублей, продавец от покупателя получил.

 

2. Не участковое это дело, соседей разнимать

В полицию Феликс Долгов обратился уже в ходе судебного разбирательства. Надеялся, что проведут проверку, изучат документы в МРЭО, проведут экспертизы. Ничего такого. Участковый Корчагин, которому поручили проверку по заявлению, решил, что рассудить соседскую склоку могут только компетентные органы — суды.

В конце концов, у Евгения Уварова тоже есть вполне правдоподобная версия событий. Из его объяснений полиции и суду следует, что между ним и Долговым была договоренность совместно заниматься грузоперевозками с использованием того самого злополучного прицепа. И по этой договоренности, Уваров начал за свой счет чинить это транспортное средство. Переоформить технику на себя Уваров, якобы, тоже должен был в рамках заключенного ранее соглашения. Для чего, дескать, и был подписан договор 13 августа 2016 года. Все деньги, как утверждает Уваров, он Долгову передал. Но документ о сделке в МРЭО не приняли, «так как он был немного неверно составлен». После исправления ошибок, по словам Уварова, договор он отнес Долгову. А тот даже попросил снизить сумму сделки до 50 тысяч рублей, чтобы не платить налоги. Последующие требования Долгова вернуть полуприцеп и обращение в суд за расторжением сделки Уваров объяснил ссорой: дескать, возникли между ними разногласия, из-за которых и совместный бизнес не случился.

Участковый Корчагин, проведя проверку (сбор объяснений), не обнаружил веских причин возбуждать уголовное дело по ст. 327 УК РФ (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов). Достаточных оснований для почерковедческой экспертизы Корчагину тоже не попалось.

Обращение Феликса Долгова в прокуратуру в мае 2018 года и повторная проверка полицией обстоятельств переоформления полуприцепа на другое лицо дали такой же результат. В возбуждении уголовного дела отказали. Правда, теперь со ссылкой на решение судьи Кудашева, который признал договор между Уваровым и Долговым действительным, а сделку исполненной.

 

3. Путешествие «туда и обратно»

С августа по октябрь 2018 года Феликс Долгов упорно рассылал жалобы и обращения во всевозможные инстанции и подразделения этих инстанций. Ходил на личные приемы в энгельсскую и областную прокуратуры, в отдел по надзору за полицией, в управление собственной безопасности МВД, в ГИБДД области и города Энгельса и т. д. Никто не дал Долгову желаемого: проверки не выявили нарушений со стороны компетентных органов, оснований для уголовного дела в отношении Уварова не найдено.

В конце концов, в октябре 2018 года неутомимый Феликс попал на прием к начальнику МУ МВД «Энгельсское» Илье Молчанову. А тот, учтя все доводы Долгова, распорядился провести почерковедческую экспертизу.

 

4. Доказанный факт подделки все еще не основание?

Результаты экспертизы были готовы в феврале 2019 года. Специалисты экспертно-криминалистического центра ГУ МВД по Саратовской области установили, что в договоре купли-продажи полуприцепа МАЗ от 20 августа 2016 года «подпись от имени Долгова Ф.В. выполнена не Долговым, а другим лицом с подражанием его подписи». Каким именно лицом, эксперты не установили. Объяснили, что тот, кто подделывал подпись, изменил почерк и узнать его теперь невозможно.

Однако в ответ на очередное обращение Долгова в полицию о привлечении Уварова к ответственности, Энгельсское управление ГУ МВД по Саратовской области, за подписью, что интересно, того же Ильи Молчанова, в очередной раз сообщило Феликсу, что оснований для этого нет.

Во-первых, «шильдик» для перерегистрации полуприцепа не требовался. К марту 2019 года правоохранители это наконец выяснили. На транспортном средстве, как оказалось, была «дублирующая маркировка идентификационного номера VIN».

Во-вторых, несмотря на установление факта подделки подписи в договоре между Уваровым и Долговым, суд признал договор действительным, а сделку состоявшейся.

«WTF?!», — спросил нас Феликс, что переводится как: «Почему никого не смутило, что почерковедческая экспертиза проведена только в феврале 2019 года, а решение суда вынесено еще в апреле 2018-го?!».

 

5. Даже если тебя съели, есть как минимум два выхода

Сейчас Феликс Долгов подал в суд на энгельсскую полицию и пытается решить вопрос через обращение к начальнику главка генералу Николаю Трифонову. По его словам, полицейские виноваты в том, что он лишился техники и денег. И вопрос не в 80 тысячах рублей, как казалось вначале. Свой ущерб Феликс Долгов оценивает куда выше.

«Считаю, что в результате халатных действий участкового Корчагина и сотрудника ГИБДД Козлова, допустившего регистрацию автотранспортного средства по поддельному договору, я лишился полуприцепа МАЗ, стоимостью 200 тысяч рублей (рыночная стоимость, установленная в суде — прим. авт.), и недополучил прибыли в размере 630 000 рублей по состоянию на май 2019 года», — отметил он.

P.S. Встреча с генералом Трифоновым у Долгова состоялась 7 июня. Генерал решил, что это дело должно быть рассмотрено в главке. «Решение надо принять один раз и дело уже закрыть», — так мне генерал сказал, — поделился Феликс итогами встречи. — В ближайшее время материалы по делу будут запрошены из энгельсского управления». ИА «Версия-Саратов» будет следить за развитием событий.

P.P.S. Еще одну похожую историю, когда полиция не спешила раскрывать ограбление с суммой ущерба в 70 тысяч рублей, можно почитать здесь.