Нападение на росгвардейца в Балашове: свидетели по делу рассуждали в суде об особенностях строения бронежилета

Нападение на росгвардейца в Балашове: свидетели по делу рассуждали в суде об особенностях строения бронежилета
Владимир Бикусов / © ИА «Версия-Саратов»

Сегодня в Балашовском районном суде продолжилось рассмотрение уголовного дела по факту нападения на росгвардейца. В совершении преступления обвиняют Владимира Бикусова, ранее осужденного за избиение сотрудника прокуратуры. Балашовцу инкриминируют часть 1 статьи 318 Уголовного кодекса РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

Председательствует на процессе судья Дмитрий Пряхин. Гособвинителем выступает помощник балашовского прокурора Владимир Максимов. Защищает Бикусова адвокат Марина Корогодина. Потерпевший — сотрудник Росгвардии Николай Бондарев.

В начале заседания журналисты выступили с ходатайством о разрешении фотосъемки. Бикусов и его адвокат возразили. Гособвинитель положился на усмотрение суда. В итоге суд запретил корреспондентам региональных изданий фотосъемку.

Далее Бикусов заявил об отводе гособвинителя. «Он — коллега Бурминова и Рогожина, с которыми у меня был ранее конфликт. Я прошу, чтобы меня судили по месту прописки, в Калининске. А не в здании, где расположена балашовская прокуратура», — заявил Бикусов.

Максимов попросил отказать Бикусову в ходатайстве. После короткого совещания суд отказал Бикусову, мотивируя это тем, что нет доказательств предвзятости Максимова. Тогда обвиняемый заявил отвод уже судье. Председательствующий снова удалился в совещательную комнату, позже отказав Бикусову и в этом ходатайстве.

Далее представитель прокуратуры зачитал обвинение. «Я категорически не согласен с обвинением!» — сказал Бикусов. Слово предоставили потерпевшему. «В мое дежурство сработала „тревожная кнопка“. По адресу дверь открыла женщина. Она захотела написать заявление на Бикусова за то, что тот ее ударил. Это была его теща, как позже выяснилось. Потом Бикусов стал вести себя агрессивно по отношению ко мне. Толкнул меня два раза в грудь. В то место, где она не защищена бронежилетом», — сообщил суду Николай Бондарев. «Я вам говорил, чтобы вы не ходили обутым в моей квартире?» — спросил Бикусов. «Нет», — ответил потерпевший.

Далее допросили свидетеля Артема Чернышова, полицейского вневедомственной охраны, который также был рядом с потерпевшим в ту ночь. Он рассказал об особенностях строения бронежилета. «Как вы поняли, что потерпевшему причинили боль?» — спросила адвокат Бикусова. «Мне так показалось. Не могу объяснить. Там было очень шумно», — сказал допрашиваемый свидетель. После ряда вопросов его отпустили.

Следующего допросили свидетеля Игоря Белоцерковского, старшего оперуполномоченного полиции, не являющимся росгвардейцем, прибывшим на место в частном порядке по просьбе родственников Бикусова. «Я не видел, что кто-то ругался. Они даже, по-моему, курили вместе», — сообщил свидетель, который приехал позже всех.

Далее допросили тещу Бикусова Елену Никитенко. Она положительно отозвалась о своем зяте. «Ребята в форме стояли в прихожей. Они свалили его (Бикусова). Я почти ничего не видела. Зять был выпимши, не пьяный», — защищала родственника свидетель.

Гособвинитель нашел нестыковки в показаниях Никитенко. Не понятно было, в каком состоянии был обвиняемый.

Потом допросили участкового-уполномоченного местной полиции Андрея Клейменова, который дежурил той ночью. «Я принимал объяснения от женщины о получении побоев. Ко мне агрессии Бикусов не применял», — сказал участковый. Суд постановил продолжить заседание завтра.

На прошлой неделе Бикусов заявил суду, что отказывается получать и знакомиться с обвинением в его адрес. Он посчитал гособвинителя предвзятым. В беседе с корреспондентом ИА «Версия-Саратов» обвиняемый рассказал свою версию произошедшего.

«Летом произошел конфликт с моей тещей. Она вызвала полицию. Приехали люди в бронежилетах, с оружием. Я попросил их разуться, так как в квартире маленькие дети. Они стали топтать грязными ботинками. Мне это не понравилось, и я их стал выталкивать к выходу. Один из них стал тыкать мне автоматом в бок, провоцируя. А потом я узнал, что причинил ему боль через бронежилет. В этом, собственно, меня и обвиняют», — сообщил тогда он.