«Ничего не меняется». Многодетная семья, потерявшая в пожаре квартиру и почти все имущество, три года ждет компенсации ущерба

31 августа 2019, 11:31
«Ничего не меняется». Многодетная семья, потерявшая в пожаре квартиру и почти все имущество, три года ждет компенсации ущерба
Место происшествия / © ИА «Версия-Саратов»

ИА «Версия-Саратов» продолжает следить за историей погорельцев с улицы Первомайской. Напомним, в сентябре 2016 года в центре Саратова, недалеко от городской администрации, произошел пожар. Огонь частично уничтожил жилой двухэтажный многоквартирный дом, расположенный рядом со зданием 12 арбитражного апелляционного суда. Два человека погибли. Суд установил, что возгорание случилось по вине управляющей компании — ООО «ЖЭК». Именно ее руководство и учредители должны нести ответственность за гибель людей. И именно она должна по закону компенсировать владельцам выгоревших квартир стоимость восстановительных работ. Однако руководству ЖЭКа вот уже 3 года от ответа удается уходить. При молчаливом, по сути, согласии как местных властей, так и правоохранителей.

 

Кто виноват?

Официальной причиной пожара компетентные органы, проводившие расследование трагического случая, назвали короткое замыкание неисправной проводки. Коротнуло с фасадной стороны здания, там, где за состояние электропроводки должны отвечать или управляющая организация, или поставщики электричества.

Волжский районный суд, куда погорельцы обратились за компенсацией материального ущерба, определил с кого в этой истории спрашивать. Иск был подан одновременно к управляющей компании — ООО «ЖЭК», и к Саратовскому предприятию городских электрических сетей (СПГЭС). Однако суд, изучив все обстоятельства, сделал вывод, что СПГЭС к пожару отношения не имеет.

Воспламенение, согласно решению суда от июня 2017 года, началось от проводки, расположенной в месте общего пользования, а значит, за соблюдение требований пожарной безопасности в этой зоне должна отвечать обслуживающая дом жилищная организация. ООО «ЖЭК» обязали компенсировать стоимость ремонтно-восстановительных работ семье, чья квартира выгорела буквально дотла.

Апелляционная инстанция в сентябре 2017-го, спустя год после трагедии, подтвердила законность этого решения, и оно вступило в силу. Однако погорельцы до сих пор не получили компенсацию.

Что касается ответственности за гибель в огне людей, то в Уголовном кодексе РФ есть ст. 219 о нарушении требований пожарной безопасности, часть 3 которой предусматривает наказание до 7 лет лишения свободы, если подобное нарушение повлекло за собой смерть двух или более лиц. Другими словами, сразу после пожара должно было появиться уголовное дело по факту гибели двух человек. Но сотрудники отдела полиции № 1 по Волжскому району Саратова почему-то не увидели в происшествии состава преступления. Дело в отношении ООО «ЖЭК» возбудили по статье 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности) только спустя два года — в 2018-м, и то, после многократных обращений уцелевших погорельцев в прокуратуру.

Никакой, правда, пользы от этого погорельцам нет. Сейчас расследуется сразу два уголовных дела — по факту смерти на пожаре двух человек и по факту причинения имущественного ущерба. Но за год следственных мероприятий они никуда не продвинулись.

 

А кто такая… ЖЭК?

ООО «ЖЭК» появилась в 2015 году, как так называемая «социальная» управляющая компания. По многочисленным свидетельствам саратовских СМИ, она была придумана выходцами из одиозной УК «Гольфстрим», которая в свое время была создана сотрудниками скандально известной УК «ПНКБ» (обе ликвидированы — прим.ред.).

Вся «социальность» ООО «ЖЭК» базировалась на декларируемых «самоуправлении» и «прямых расчетах с поставщиками», что якобы должно было значительно сократить расходы жильцов на жилищно-коммунальные услуги, а сам процесс управления домами сделать прозрачным как слеза.

По факту ООО «ЖЭК» повторила путь своих предшественниц. Все свелось к банальному собиранию денег с населения и их распределению их на самые разные нужды, кроме нужд непосредственно домов, вроде текущего ремонта или уборки территории.

ООО «ЖЭК», как и УК «Гольфстрим», и УК «ПНКБ» ассоциируется с именами ряда лиц из сферы саратовского ЖКХ: Никиты Стрижака, Михаила Стрижака, Александра Ланина и других.

В случае с пожаром на Первомайской, 72, которому посвящена серия материалов в ИА «Версия-Саратов», некоторые из этих имен тоже засветились. В частности, Никита Стрижак из адвокатской конторы «Стрижак, Дуксин и партнеры» проявился сразу в двух ипостасях: как нанятый юрист для защиты интересов ООО «ЖЭК» в суде и как кредитор этой УК. Он, дескать, одалживал управляющей компании деньги на развитие.

ООО «ЖЭК» войдет в историю саратовского жилищно-коммунального хозяйства, как компания, за короткий срок набравшая в управление под три сотни домов (190 в Саратове и 77 — в Балаково) и снискавшая дурную славу не только в Саратове, но и за пределами региона. Эта УК успела наследить и в Нижнем Новгороде. Да так, что по ее душу из-за денег населения оттуда присылали группу захвата из числа сотрудников ОМОН и ОБЭП.

Адвокат Никита Стрижак наверное тоже чем-нибудь запомнится. Например, своей активной ролью в деятельности скандальных УК, а также, быть может, сопротивлением выплате компенсации погорельцам.

 

Стрижак и Ко

В суде, где рассматривались материальные претензии граждан к ООО «ЖЭК», адвокат Никита Стрижак убеждал судью, что управляющая компания не имеет отношения к электроснабжению дома и не отвечает за состояние сетей. Дескать, у собственников прямые договоры с поставщиком услуг, а значит, за электропроводку отвечать должно СПГЭС. Но эти доводы суд не убедили, и решение было принято не в пользу ЖЭК. Исполнять его, впрочем, управляющая компания не торопилась и, судя по всему, вообще не собиралась.

Потом выяснилось, что УК подстраховалась на случай проигрыша в суде. Сотрудники ООО «ЖЭК», по накатанной, видимо, схеме, создали новое юридическое лицо практически сразу после пожара. Спустя буквально месяц все платежи населения начали аккумулироваться на счетах новорожденного АО «РЦС». Позже было создано еще одно юрлицо с теми же участниками, и функция сбора денег с жильцов перешла к нему.

Это выглядит, как способ спрятать финансовые средства и избежать ответственности. Перед погорельцами, например, которые требуют возмещения стоимости ремонта сгоревшей по вине УК квартиры. Или перед ресурсопоставщиками, которые почему-то не получают плату за поставленные воду, свет, газ, тепло.

Но Никита Стрижак объяснял нашему изданию, что смена платежного агента — это рядовая и абсолютно нормальная ситуация. Так, дескать, делают для того, чтобы в счет погашения долгов, например, перед ресурсопоставщиками, списывались не все денежные поступления сразу, а только их часть. Управляющей компании же надо, мол, на что-то осуществлять свои обязанности.

«Поймите, у любой УК очень много кредиторов. Это нормальная ситуация, которая возникает из-за того, что люди за ресурсы оплачивают не полностью. А когда энергоснабжающая компания взыскивает деньги, то она всю сумму берет, независимо от того, сколько оплатили жильцы, — объяснял нам Стрижак еще в феврале 2018 года. — ЖЭК довольно давно работает на рынке Саратова. И уже существуют решения судов о взыскании долгов по ресурсам. Получается, что действующие расчетные счета организации, по сути, работают на выплату средств кредиторам».

По словам адвоката Стрижака, помимо пострадавших от пожара людей, УК «ЖЭК» уже на тот момент задолжала несколько миллионов рублей водоканалу, тепловикам и т. д. И ему дескать было непонятно, почему одни кредиторы пытаются получить преимущество над другими и получить деньги раньше.

Нам же в описанной адвокатом ситуации непонятно другое: почему энергоснабжающие компании не пытались взыскать долги с УК раньше? До того как с этим требованием к ООО «ЖЭК» обратились пострадавшие от пожара граждане.

А вот в желании людей получить компенсацию за утраченное в пожаре имущество нет, на наш взгляд, ничего нелогичного. Семье же нужно как-то решать свой жилищный вопрос, учитывая тот факт, что ее квартира полностью сгорела.

Кстати, есть основания полагать, что адвокат Никита Стрижак в том разговоре с корреспондентом ИА «Версия-Саратов» был не до конца честен. Дело в том, что приставы, пытавшиеся взыскать с ООО «ЖЭК» компенсацию в пользу погорельцев по решению суда, не обнаружили на его счетах вообще никаких денег. Потом выяснилось, что и имущество испарилось. Следов его приставы не нашли, хотя и звучало предположение, что оно тоже переписано на дочерние структуры. Так может быть, адвокат лукавил и деньги на самом деле банально прятали от притязаний?

Стоит отметить, что директоров ООО «ЖЭК», которые с момента пожара в 2016 году сменились трижды, приставам также не удалось разыскать. А учредителей и не пытались призвать к ответу.

И это странно. Несколько лет назад, в апреле 2015 года, в Саратове произошел похожий случай. Тогда в пятиэтажном доме № 8 по ул. Ароновой в Кировском районе города от отравления угарным газом погибла семья из четырех человек: супруги 49 и 46 лет, их 25-летняя дочь и трехлетний внук. Продуктами горения надышались и другие жильцы подъезда, в том числе дети. Тогда к ответственности за трагедию был привлечен директор управляющей организации — УК «Гольфстрим», кстати говоря. Директора посадили на 6 лет в колонию общего режима.

 

По всем инстанциям

В попытке привлечь внимание к ситуации бывшие жильцы дома по Первомайской, 72, потерявшие в пожаре жилье, обращались в самые разные органы и ведомства: в областную прокуратуру, полицию, Госжилинспекцию региона, ФНС, городской комитет по ЖКХ и прочее. Написали даже письмо президенту, в котором рассказали о равнодушии и бездействии местных органов власти и правоохранительных структур: «Сколько еще должно сгореть заживо людей, сколько семей должно остаться без крыши над головой, без средств к существованию, чтобы виновные лица были призваны к ответу, понесли заслуженное наказание и возместили вред?», — спрашивали они у главы государства.

Остальные обращения погорельцев гуляют по кругу от ведомства к ведомству. Правда в прокуратуре области все же признали, что по уголовным делам «допущена волокита». Как сказано в письме из областной прокуратуры от апреля 2019 года, «все необходимые следственные действия не проведены до настоящего времени». Допущенные нарушения уголовно-процессуального законодательства прокуратура обещала устранить и взять на контроль расследование этих уголовных дел. Однако к сегодняшнему дню, ничего не изменилось. Кроме, разве что, следователя по делу об имущественном ущербе.

Адвокат семьи погорельцев Ольга Воронова говорит, что была на приеме у зампрокурора Саратовской области Иосифа Минеева уже 3 или 4 раза — результатов нет.

«С одной стороны мы искренне признательны Иосифу Минееву, так как уголовные дела были возбуждены после нашего обращения к нему. Он вник в вопрос и согласился, что на местах действительно работа была проведена недобросовестно. Но, к сожалению, движения по этим делам нет. Последний раз мы были у зампрокурора 28 августа 2019 года, ответы те же: дело заволокичено, поставлено на вид, на личный контроль прокурору Волжского района. На этом пока всё, — рассказывает адвокат. — Создается впечатление, что никто не заинтересован в помощи пострадавшим людям».

 

То чувство, когда теряется всякий смысл

Добиться возмещения нанесенного вреда погорельцы пытаются и через Арбитражный суд Саратовской области, куда они обратились с иском о банкротстве ООО «ЖЭК», не дождавшись исполнения решения Волжского районного суда. 

В результате в августе 2018 года управляющую компанию признали финансово несостоятельной (банкротом) и ввели на ней процедуру конкурсного производства. Лицензию на осуществление деятельности по управлению многоквартирными домами у ООО «ЖЭК» отозвали.

Судя по данным системы ГИС ЖКХ, из двухсот с лишним домов, находившихся ранее под управлением ЖЭК в Саратове и Балакове, часть перешла к МУП ИРЦ (балаковское муниципальное предприятие), часть забрало ООО «ЖКО», соучредителем которого является Екатерина Звягина — бывший бухгалтер ЖЭКа. Еще ряд домов ушли под управление УК «Атмосфера», учредитель которой Игорь Марков вместе с той же Екатериной Звягиной числятся учредителями уже упомянутого выше АО «РЦС» — организации, на счета которой начали собирать средства с жильцов после пожара на Первомайской.

Кроме того, некоторые дома попали под управление ООО «Первый жилищный трест» (ПЖТ) — дочерней структуры ООО «ЖЭК». Ну и собственно сам ЖЭК, если верить открытым источникам, является управленцем в нескольких десятках домов. Тот факт, что организация находится в стадии ликвидации, видимо, никак не мешает собирать с населения деньги за услуги, которые физически уже не оказываются.

Тут возникают вопросы уже к администрации Саратова и её комитету по ЖКХ, а также к Государственной жилищной инспекции: Во-первых, как такое возможно? А во-вторых, куда смотрят и на что рассчитывают компетентные органы, передавая управление домов, по сути, тем же лицам, которые уже доказали, что кроме денег населения в этой сфере их мало что интересует?

По словам адвоката Ольги Вороновой, представляющей интересы погорельцев, в процесс по банкротству ООО «ЖЭК» сейчас постепенно включаются другие кредиторы. В их числе адвокат Никита Стрижак и ресурсоснабжающие организации. Экспертизы, проведенные еще в рамках уголовного дела о нанесении имущественного ущерба, насчитали, что ООО «ЖЭК» должна ресурсопоставщикам — СПГЭС, КВС, газовикам — порядка 15 миллионов рублей.

«22 августа в деле о банкротстве состоялось рассмотрение требований ПАО „Т Плюс“ на 16 миллионов рублей. Компания включена в реестр кредиторов, поэтому все наши старания по требованию компенсации лишаются всякого смысла», — говорит Ольга Воронова. По ее словам, совершенно неясно за счет каких средств будет возмещаться весь установленный ущерб: «Поступления финансовые в ООО „ЖЭК“ прекратились, как только дома были переданы другим управляющим организациям. В тех домах, что еще остались у ЖЭК платежи собирать не с кого, денег живых здесь нет».

Есть еще слабая надежда, что конкурсному управляющему Максиму Орлянскому удастся оспорить сомнительные сделки между ООО «ЖЭК» и рядом физических лиц. И тем самым вернуть в конкурсную массу несколько миллионов рублей. Так, согласно бухгалтерской документации, которую, напомним, вела Екатерина Звягина, ЖЭК перечислил более 2 млн руб. некоему господину Маркову за то, что тот оказывал услуги по «соцподдержке жильцов». Или вот некто Самонин получил от ЖЭКа через Звягину 4,4 млн руб. за уборку помещений. Еще сотни тысяч рублей ушли физлицам как возмещение затрат по невыясненным услугам.

Однако суд первой инстанции требования конкурсного управляющего оставил без удовлетворения. Но это решение сейчас обжалуется.

ИА «Версия-Саратов» продолжит следить за развитием событий.

 

От редакции: Просим считать эту публикацию, а также ряд ранее опубликованных материалов в ИА «Версия-Саратов» на тему пожара на Первомайской, 72, официальным запросом в адрес ГУ МВД региона, прокуратуры Саратовской области, Государственной жилищной инспекции по Саратовской области, комитета по ЖКХ города Саратова, главы городской администрации Михаила Исаева, губернатора Валерия Радаева:

— Как долго это будет продолжаться? Какими законами и нормами права вы руководствуетесь, потворствуя деятельности ООО «ЖЭК» и ему подобным? Что должно случиться, чтобы стоящие за этими организациями лица были, наконец, привлечены к ответственности? И что еще нужно предпринять пострадавшим от пожара саратовцам, потерявшим свое жилье и имущество, чтобы защитить свои права?

Ответы ждем по адресу: lenta@nversia.com