Саратовец, осужденный за возбуждение межнациональной розни, рассказал, что получил звонок с угрозами убийства в колонии

Саратовец, осужденный за возбуждение межнациональной розни, рассказал, что получил звонок с угрозами убийства в колонии
Константин Сычев

В редакцию ИА "Версия-Саратов" обратились Константин Сычев и его адвокат Мария Сочан. Напомним, 26-летний саратовец был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ - возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признакам расы, национальности, происхождения, места жительства и цвета кожи.

В суде было установлено, что с 2013 по 2014 годы Сычев размещал на своей странице в соцсети "ВКонтакте" аудио- и видеозаписи экстремистского содержания, которые могли способствовать возбуждению ненависти по национальному признаку. Сам подсудимый не отрицал наличие этих материалов на персональной странице, однако пояснил, что не знает, как они там появились. Кроме того, Константин Сычев отметил в суде, что умысла на возбуждение ненависти и вражды по национальному признаку у него не было.

Сычев и его адвокат высказали мнение, что не согласны с приговором суда, а также рассказали корреспонденту ИА "Версия-Саратов" свое видение ситуации. Так, по словам Марии Сочан, суд не принял никаких доказательств стороны защиты.

"Сторона обвинения запросила характеристику из колледжа, где обучался Сычев. Характеристику дали свежую, совершенно негативную, подписанную новым директором, который сменился не так давно.  Константин закончил обучение в 2009 году. Он характеризовался очень положительно – был старостой группы, со всеми дружил. На нашу характеристику внимания не обратили – только на новую", - отметила она.

"Некоторые свидетели – люди, с которыми я не общался вообще, - рассказал сам Сычев. - Еще был интересный момент, что в суд приглашали учителя физкультуры из колледжа, хотя я эти уроки не посещал вообще. И вот учитель помнит, что якобы я, проходя мимо некоторых, шептал что-то негативное. Были еще две девочки на суде, с которыми я вообще не общался".

"Еще была одна преподавательница, которую я вообще не знаю. Она ничего не вела, а утверждает, что я у нее зачеты какие-то сдавал. Она рассказывала в суде, что я какие-то берцы носил, камуфляж, форму СС. Как я мог в колледже ходить в такой одежде?" - отмечает осужденный. По его словам, он общался с одним из преподавателей колледжа, который поддержал его, однако в суд прийти "побоялся".

"Я бы сам хотел знать, почему все так получилось, - рассказывает Сычев. – Видео, из-за которого весь сыр-бор, не висело на стене. Оно просто было в разделе "видеозаписи" среди тысячи других".

Константин вспоминает, что началось все, когда он начал искать работу.

"Мне стал звонить молодой человек по имени Дмитрий, который хотел открыть магазин одежды. Ему нужен был деловой партнер. Когда я начал с ним общаться, я понял, что он какой-то подозрительный – начал меня провоцировать, говорить, что хочет распространять нацистскую символику. Я ответил, что это запрещено законом, - говорит Сычев, отмечая, что есть скриншоты переписки, также не принятые судом. - В процессе он сказал, что я в беседе с ним по скайпу высказывал идеи, которые содержали в себе межнациональную рознь, но записей разговоров нет. Тем не менее суд поверил ему. Но ведь так можно оболгать любого человека!"

По словам Константина, он никогда не участвовал в митингах. "Я никого не знаю из таких объединений. У них нет ни одной фотографии, где я бы был с какими-то экстремистами вместе. Зато у меня есть фотография, где я с другом-дагестанцем сижу вместе в кафе", - подчеркивает он.

"Прокурор просил ему исправительные работы. Судья дал жестче – полгода. Полгода за страницу "ВКонтакте", - отмечает Мария Сочан.

"Я ничего не украл, никого не убил.  Я не призывал никого. А то, что на стене были записи – я к ним не имею отношения. Возможно, они появились, когда мой ноутбук был на экспертизе", - говорит Сычев.

По его мнению, на первой встрече с правоохранительными органами на него было оказано давление.

"Пришли домой. Позвонили в дверь. Сказали, чтобы я вышел. Я побоялся, что они откроют огонь на поражение. Мне пришлось открыть дверь, они меня посадили в машину и увезли в отдел. Мама осталась в коридоре, я прошел в кабинет. Там я спросил, какие у меня права. На что мне ответили, что у меня нет прав – только обязанности. Что я должен подписать явку с повинной, иначе меня отвезут в СИЗО, а что там со мной случится, они не знают, жизни и здоровья не гарантируют. Я написал эту явку", - рассказывает Сычев.

"2 сентября мне поступил анонимный звонок – номер не определился. Мне сказали, что суд мы проиграем, а в колонии меня убьют", - отмечает Константин.