Сериалы-XXI. Очкарик, оставшийся в живых

13 сентября 2020, 08:40
Сериалы-XXI. Очкарик, оставшийся в живых

Продолжаем рубрику, которую ведет Роман Арбитман — автор «Серийных любимцев», первого в России путеводителя по англо-американским драматическим шоу. Здесь рассказывается о разных телесериалах: и тех, о которых все говорят, и тех, которые по какой-то причине остались в тени. Главное, что их объединяет: все они интересны и все они достойны внимания зрителя.

 

Последний кандидат (Designated Survivor). США, 2016  — 2019.

Жанр: политическая драма с элементами боевика и триллера.

Кто придумал: Дэвид Гуггенхайм.

Кто участвует: Кифер Сазерленд («Коматозники», сериал «24»), Наташа МакЭлхоун («Шоу Трумана», сериал «Блудливая Калифорния»), Адан Канто (сериалы «Ловушка», «Кровь и нефть»), Италиа Риччи (сериалы «Как я встретил вашу маму», «Настоящий Арон Стоун»), Кэл Пенн («Гарольд и Кумар уходят в отрыв», сериал «Доктор Хаус»), ЛаМоника Гаррет (сериалы «Политиканы», «Форс-мажоры»), Мэгги Кью («Дивергент», сериал «Никита»), Вирджиния Мэдсен («Кэндимен», «Дюна»), Мэлик Йоба (сериалы «В поле зрения», «Люди Альфа»), Эшли Цукерман (сериалы «Манхэттен», «Терра Нова»), Джеффри Пирсон («Подмена», сериал «На грани»), Паоло Костанзо («Дорожное приключение», сериал «Хорошая борьба»), Бен Лосон (сериалы «В паутине закона», «Шальная карта»), Джули Уайт («Трансформеры», «Майкл Клейтон», сериал «Клиент всегда мертв»).

Продолжительность: 3 сезона.

Мой рейтинг: 8 из 10.

 

Главному герою еще долго будет сниться страшный сон: он раздвигает оконные шторы и видит на месте Капитолия яркую вспышку взрыва. Этот сон — точное отражение реальности в сериале… Однако мы слегка забежали вперед. Словосочетание «Designated Survivor» — официальный термин, который можно перевести как «Назначенный уцелеть» или «Назначенный преемник». В те редкие моменты, когда президент США, вице-президент и другие высшие руководители страны оказываются все в одном месте, специально выбранный член правительства или парламента должен находиться в другом месте — физически удаленном, безопасном и неразглашаемом. Если вдруг случаются форс-мажорные обстоятельства, и те, кому было положено, по каким-то причинам больше не могут управлять страной, именно этот человек по закону становится главой государства.

К счастью, в реальной практике США ничего подобного не было, но в этом сериале — произошло. После гибели высшего руководства обязанности президента автоматически переходят к тому, кто остался «на дежурстве». Таким образом малозначительный правительственный чиновник — министр жилищного строительства и городского развития Том Киркман (Кифер Сазерленд) — становится первым лицом. Еще утром герой готовился к скорой отставке и отъезду из Вашингтона, а уже вечером принимает ускоренную президентскую присягу…

Американского телезрителя не удивишь драматическими или комедийными шоу, действие которых происходит в вашингтонских «коридорах власти» здесь и сейчас (либо в самом недалеком будущем), а главными героями оказываются высшие чиновники. Достаточно вспомнить хотя бы популярное «Западное крыло» (канал NBC, 1999 — 2006), где семь сезонов подряд Мартин Шин стойко исполнял обязанности президента США. В последние годы список подобных сериалов значительно разросся: «Карточный домик», «Государственный секретарь», «Грейвс», «Политиканы», «Вице», «На грани» и другие: разная драматургия и разный подход к материалу, от сугубого реализма до фантастики и фарса.

«Последний кандидат» — гибрид политической драмы с лихо закрученным политическим  боевиком. В условиях бедствия национального масштаба и постоянного цейтнота главному персонажу приходится решать одновременно две глобальные задачи — восстанавливать сильно накренившееся здание американской демократии и разбираться, кто, каким образом и с какой целью устроил в Америке крупнейший террористический акт. Сериал построен на том, что для Тома Киркмана обе задачи одинаково трудны. Главная проблема героя: он — хороший управленец (в своей узкой сфере) и хороший человек, но у него нулевой опыт в политике и, кажется, вообще нет властной харизмы.  Волею судеб в Белый дом попадает не матерый политический волчище, который годами выстраивал карьеру, не боясь, когда надо, пройти по головам. Том Киркман — интеллигентный очкарик, похожий на коротыша Знайку с иллюстраций к сказкам нашего Николая Носова. Таких экземпляров в Овальном кабинете даже в спокойные времена не водилось. Глядя на Тома, едва ли не все вокруг уверены, что ученым рохлей, занявшим президентскую вакансию, будет легко манипулировать.

Герой принимает присягу — и сразу же на него обрушивается лавина неприятностей. Первые два-три эпизода сериала — цепь нескончаемых кризисов. Кризис на Ближнем востоке. Кризис в Мичигане. Кризис в рядах своей же администрации. Штатские и военные, республиканцы и демократы, свои журналисты и чужие дипломаты — все рвут его на части в режиме non stop. Он в панике. Он думает, что эта работа не для него, он не справится, надо уходить, пока не поздно. И — остается. Внутри рохли живет чувство ответственности, которое сильнее страха… Кифер Сазерленд, в 80–90-е годы переигравший немало маньяков, злодеев и скользких типов, в начале нового века выбрал иное амплуа: в популярнейшем сериале «24 часа» (2001 — 2010)  ему досталась роль суперагента Джека Бауэра — бесстрашного, безжалостного, готового ради блага Америки и американцев и погибнуть, и убить. 

В сериале «Последний кандидат» внешний рисунок роли другой. Суперагент был собран,  контролировал тылы и обладал пластикой рукопашного бойца. Новый президент, человек с добрым виноватым лицом, — сама рефлексия и искренность, часто себе во вред. «Я в жизни никого не бил, даже в начальной школе, всегда был миротворцем», — признается Том. Нельзя сказать, что Киркман — полный антагонист Бауэра. Оба патриоты Америки, оба стараются держать слово. «Он ставит службу выше амбиций, а честность выше выгоды» — эта характеристика Тома применима и к Джеку. Разница в методах. Эффективность Бауэра близка к стопроцентной, поскольку он готов пренебречь этикой и формальностями, жертвуя единицами ради тысяч и тысячами ради миллионов. Мирный Том, ставший руководителем крупнейшей ядерной державы и ее верховным главнокомандующим, с этой арифметикой не согласен. Он медлит, занеся палец над кнопкой. Ему трудно решиться применить военную силу: двинуть авианосцы, поднять в воздух беспилотники, отдать приказ о бомбежке и пр. Хотя за весь первый сезон никто не может «накопать» на Тома даже хиленького компромата (ни тайных счетов, ни потворства родственникам, ни даже мелких злоупотреблений властью), для врагов и конкурентов он — легкая мишень. Этический компонент для него важнее целесообразности. Именно поэтому главный герой сериала особенно уязвим…     

Авторы «Последнего кандидата» выстраивают сюжет так, чтобы «политическая» и чисто детективная линии чередовались. Пока президент борется с кризисами, агент ФБР Ханна Уэллс (Мэгги Кью), рискуя жизнью и профессиональной репутацией, ищет виновных в теракте. Если кулуарные вашингтонские интриги заставляют вспомнить о хитросплетениях «Карточного домика», то детектив отсылает к «Родине» и к упомянутому сериалу «24 часа». Перестав быть Джеком Бауэром, Кифер Сазерленд — на правах  исполнительного продюсера — старается перенести в новый проект  всё лучшее из прежнего телехита: динамику событий, ураганный драйв и эффектную аранжировку конспирологических теорий.

Кто взорвал Капитолий? Ответ мы узнаем лишь в конце первого сезона, но уже с самого начала ясно, что нити заговора ведут на самый верх властного Олимпа, а потому Киркман, привыкший доверять, узнает, что в Белом доме он по-настоящему может положиться на полдюжину самых близких людей: жену Алекс (Наташа МакЭлхоун), помощницу Эмили (Италиа Риччи), пресс-секретаря Сета (Кэл Пенн, работавший чиновником по связям с общественностью при Обаме, играет почти самого себя) и охранника Майка (ЛаМоника Гаррет). Примечательная деталь: главный герой приближает к себе именно тех, кто ему не поддакивает, а, напротив, способен возразить — даже в резкой форме. На президентской должности легко «забронзоветь» и ощутить себя непогрешимым, однако Киркман не боится выглядеть смешным. В одном из эпизодов в Белый дом прибывает зоолог, назвавший в честь президента ранее не известный вид лягушки. В администрации легкая паника (что еще за сравнение?), а главный герой по-детски счастлив сфотографироваться с зеленой «тезкой».

Хотя приключенческая интрига придумана неплохо и агент Ханна Уэллс на высоте и во втором сезоне, все-таки главный зрительский интерес вызывают события в коридорах власти: даже после того, как первые кризисы миновали и место Киркмана в Овальном кабинете никто пока не оспаривает, главному герою и его команде по-прежнему предстоит разруливать крупные и мелкие конфликты — от заморочек с партийными бюрократами в Сенате и Конгрессе (обе партии так и норовят подгадить «независимому» президенту) до  загвоздки с российским бомбардировщиком, случайно залетевшим на территорию США. В одном из эпизодов авторам удалось предугадать сразу две проблемы ближайшего будущего — эпидемию зловредного вируса и снос памятника расисту-политику позапрошлого века…

Примечательно, что проблемы возникают не только на экране, но и в съемочной группе.  В середине второго сезона сериал лишился важного персонажа: после того, как уход из проекта одного из членов актерской команды стал неизбежным, сценаристам пришлось «обрубить» несколько сюжетных «веток», похоронить действующее лицо и придумывать, как лучше обыграть данное обстоятельство. Получилось изящно, но это не спасло рейтинг. Он упал так заметно, что в мае 2018 года канал ABC закрыл сериал после второго сезона.

Впрочем, эстафету почти сразу перехватил Netflix и продлил жизнь сериала еще на десять эпизодов третьего сезона. Большую его часть авторы посвятили хитросплетениям предвыборной кампании и новым глобальным проблемам, сотрясающим Белый дом (не обошлось без очередного заговора). Президент Киркман, набивший шишек, вынужденно набравшийся политического опыта и переживший немало разочарований, уже становится немного другим. Сохраняя статус «хорошего человека во власти», он тем не менее начинает совершать поступки, которые считает важными для страны, но вовсе не безупречными с точки зрения совести. Всё чаще тень набегает на его чело, а в заключительной серии третьего сезона главный герой даже зовет психоаналитика — дабы высказать ему свои опасения и сомнения, спросить совета и одновременно уговорить неспокойную совесть…

Этот психоаналитик уже появлялся один раз в сериале, и когда он возник снова,  Netflix сообразил, что душевным здоровьем своего героя лучше не рисковать, — а потому не стал продлевать сериал на четвертый сезон. Кому понравится превращение идеалиста и гуманиста Тома Киркмана в циничного Фрэнка Андервуда из «Карточного домика»?