«Сейчас моя мама опять узница»: сын 85-летней пенсионерки, прошедшей нацистский концлагерь, объяснил, почему она отказывается от медали к юбилею Победы

«Сейчас моя мама опять узница»: сын 85-летней пенсионерки, прошедшей нацистский концлагерь, объяснил, почему она отказывается от медали к юбилею Победы
Дубова Нина Яковлевна возле дома в Пинеровке / Фото предоставлено сыном пенсионерки

Вчера все саратовские СМИ облетела информация о 85-летней узнице концлагерей Дубовой Нине Яковлевне из Балашовского района, которая отказалась от медали к 75-летнему юбилею победы в Великой Отечественной войне. Таким образом пожилая женщина попыталась привлечь внимание властей, от которых она уже несколько лет добивается проведения ремонта в доме.

Сегодня наши журналисты встретились с сыном женщины — 56-летним Дмитрием Дубовым. Он рассказал о том, как власти на протяжении нескольких лет пытаются не замечать проблем узницы концлагерей.

«Моя мама в годы войны прошла через Саласпилсский концлагерь в Прибалтике. Сейчас она инвалид второй группы. В 2011 году ей сделали серьезную операцию на ноге, с тех пор ей очень тяжело передвигаться. Более 10 лет назад она переехала жить в частный дом в селе Пинеровка. Он числится как жилой. Но в настоящее время жить в нем невозможно. Он требует капитального ремонта. Еще в 2013 году вышло поручение президента Владимира Путина о том, чтобы все помещения, в которых проживают инвалиды — ветераны ВОВ, были отремонтированы, в том числе капитально. С тех пор мы и бьемся с чиновниками…» — рассказал Дубов.

По его словам, местные власти не хотят тратить деньги на ремонт дома, а на все просьбы или требования отвечают отписками.

«Вот последняя отписка от главы Балашовской администрации Петра Петракова. По его информации, дом в Пинеровке используется как дачный, а мама проживает в Балашове. Спрашиваю у главы Пинеровского муниципального образования Владимира Копытина, почему так написали? А он в ответ: „Я так не писал“. Круговая порука у нас идет», — посетовал мужчина.

Однако он подчеркнул, что его мама действительно живет в настоящее время в квартире. Но лишь по той причине, что частный дом пришел в негодность, а на его ремонт денег не выделяют.

«Пишут они, что дом дачный… Но мама здесь все время жила, можно пройти по соседям, они подтвердят. Она жила здесь все время до операции. Мы столько раз объясняли местным чиновникам наше положение… Дошло до того, что несколько лет назад господин Петраков собрал нас в администрации. Тогда нам сказали: „Ну вам же в 2015 году выделили помощь в размере 20 тысяч!“ Представляете? Но мы ни копейки не получали. Начали разбираться, оказалось, эти деньги были похищены… Был суд, виновного нашли. Его приговорили к лишению свободы условно. И в суде моя мама проходила как свидетель, а не потерпевшая. Потерпевшей стороной сделали администрацию, которая даже не удосужилась проверить, дошли ли эти несчастные 20 тысяч до ветеранов…» — сообщил Дубов.

Он уверен, что если бы дом был пригоден для проживания, его мама бы жила в нем. Но пока пожилая женщина может приезжать сюда только на лето.

«Она вынуждена жить у родственников. У меня, у моей сестры… Мой отец (её муж) живет на пятом этаже. Для мамы это неподъемное испытание. А дом отремонтировать не могут. Хотя должны по закону! В статье 14 Федерального закона «О ветеранах» указано, что инвалиды ВОВ обеспечиваются жильем вне зависимости от их имущественного положения.

От медали она отказалась из-за утраты доверия к местной власти. И для того, чтобы её услышало руководство страны, она отказалась от медали. Для нее это конечно очень больно, но это вынужденная мера. На её отказ администрация не отреагировала никак».

Дубов отмечает, что писал письма губернатору Валерию Радаеву, обращался в администрацию президента. Но, как уверяет мужчина, в ответ приходят одни отписки.

«Ей надо провести воду, сделать теплый туалет и маленькую комнату, кухню, прихожую, поставить печку. Даже газа не надо. Чиновники предлагают деньги, но маме нужно, чтобы её уважали и чтобы был соблюден закон. Но нам так просто ни до кого не достучаться…

Таких, как мама, у нас в районе по пальцам можно пересчитать. Недавно она выступала на вечере мужества в гимназии № 1 Балашова. Все плакали. Получается, что сейчас моя мама опять узница. На этот раз в оковах беспредела власти…».