«Следователи тоже в глупом положении»: как саратовские адвокаты отстаивают свое право проносить телефоны в здания полиции и почему ничего не меняется

«Следователи тоже в глупом положении»: как саратовские адвокаты отстаивают свое право проносить телефоны в здания полиции и почему ничего не меняется
Здание регионального ГУ МВД и ящик для телефонов посетителей, который установили на входе в областное ГСУ / © ИА «Версия-Саратов»

Еще один саратовский адвокат доказал в суде право проходить в здания правоохранительных структур со своим сотовым телефоном. На этот раз место действия — Балаковский район. Однако, как говорят противники введенного год назад запрета, в целом по Саратовской области ситуация не изменилась. Главное управление МВД региона, по их словам, обжалует судебные решения, поэтому не спешит их выполнять. Точка в споре пока не поставлена.

 

Новый эпизод

В Балаковском районом суде свое право на использование сотового телефона в стенах зданий правоохранительных структур отстаивала Татьяна Козурманова. Адвокат доказывала, что телефон необходим ей как средство аудио, фото- и видеофиксации и инструмент для хранения и передачи информации, без которых в современных условиях невозможно оказать квалифицированную правовую помощь.

Поводом обратиться в суд стало требование постового оставить сотовый в камере хранения дежурного отдела полиции, куда Татьяна Козурманова приехала по просьбе следователя. Будучи адвокатом Балаковского городского филиала Саратовской областной коллегии адвокатов, она явилась в отдел полиции по работе. И телефон был нужен ей для выполнения профессиональной деятельности.

Расценив требование постового как нарушение ее прав, Козурманова пожаловалась вышестоящему руководству районного управления МВД. Однако в последовавшем ответе было сказано, что в действиях сотрудника полиции никаких нарушений нет, всё законно и правильно. А в качестве обоснования такого ответа руководство районной полиции сослалось на действующее законодательство. Дескать, нарушать права адвокатов позволяют ст. 4 Закона РФ «О государственной тайне» и п. п. 25 п. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции».

Кроме того, полицейские ссылаются на закон «О противодействии терроризму». Якобы пронос на территорию Главка и в здания полицейских участков мобильных телефонов «создает потенциальную угрозу его безопасности и антитеррористической защищенности».

 

Незаконный запрет, чтобы скрыть неадекватные действия?

Напомним, история с сомнительным запретом на личные телефоны адвокатов в зданиях различных структур МВД на территории Саратовской области начала развиваться в августе 2019 года. Тогда несколько саратовских адвокатов случайно узнали о появлении новых требований на входе в здания полиции. Адвокатов возмутил не только сам запрет на пронос телефонов и других средств аудио- видеофиксации, но и та секретность, которой это новшество сопровождалось.

Полицейские ссылались на таинственный приказ № 502 МВД РФ, который был недоступен для ознакомления сторонними лицами, несмотря на то, что непосредственно затрагивал их права и интересы. Запрет снимать и записывать на технические носители то, что происходит внутри отделов полиции, мешает не только адвокатам, но и их клиентам. Это не позволяет гражданам полноценно отстаивать свои права, свободы и интересы. Кроме того, источники в самом МВД говорили, что никакого внутриведомственного документа и вовсе нет.

Всё это навело адвокатское сообщество на мысль, что запрет появился с одной целью — «сокрытие нарушений закона, допускаемых отдельными сотрудниками органов МВД». Такое мнение высказала, в частности, саратовский адвокат Елена Сергун, которая в числе первых предприняла попытки добиться отмены запрета, ограничивающего гражданские права.

Едва ли законы о противодействии терроризму, о полиции или о гостайне здесь являются первопричиной возникшего запрета. В конце концов, ни в одном из этих законов нет требования: не пускать адвокатов в здания ОВД с телефонами.

Жалобы, направленные в адрес прокурора Саратовской области Сергея Филипенко на действия начальника регионального ГУ МВД Николая Трифонова, не дали результата. Указание на то обстоятельство, что ни в одном другом субъекте страны не запрещено проходить в здания органов внутренних дел с мобильником, эффекта тоже не возымело.

Несколько адвокатов, в их числе Иван Фролов, Виктор Кирилин, Татьяна Козурманова обратились в районные суды с требованием отменить «запрет на сотовые». Решения получились разные.

Кировский районный суд, рассмотрев заявление Ивана Фролова, решил, что запрет на пронос телефонов не нарушает прав адвокатов. Так как пользоваться ими можно с разрешения следователя, который определит цель посещения и использования гаджета.

Сейчас это решение обжалуется в Саратовском областном суде. Адвокат Иван Фролов ссылается на решение Верховного суда, где сказано, что распоряжения для служебного пользования не влекут обязанностей для граждан, которые не являются должностными лицами. Тогда как Кировский райсуд оставил на усмотрение следователя реализацию права, которое закреплено в Конституции.

Административный иск адвоката Виктора Калинина был удовлетворен в областном суде, как в первой инстанции. Пункт ведомственной инструкции, запрещающий проносить средства связи в здания органов внутренних дел, был признан недействующим. Решение в силу еще не вступило — было обжаловано представителями главка.

 

Наперекор ФЗ 

В Балаковском районном суде, где рассматривалось заявление адвоката Татьяны Козурмановой, решение было таким же. Она указала, что запрет на использование телефонов, утвержденный внутренним приказом МУ МВД России «Балаковское» Саратовской области, противоречит ст. 53 Уголовно-процессуального кодекса РФ и 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Так, согласно пункту 7 части 1 статьи 53 УПК РФ, адвокат вправе снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств. Согласно подпункту 6 пункта 3 части 6 Закона 63-Ф3, адвокат вправе фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну.

Таким образом, налицо факт противоречия подзаконного акта федеральному закону, что недопустимо в принципе. Кроме того, внутренние приказы Балаковского управления МВД РФ противоречат ФЗ «О полиции». 

Полиции дано право требовать от граждан соблюдения пропускного и внутриобъектного режимов на охраняемых полицией объектах, осуществлять досмотр или осмотр граждан, осмотр находящихся при них вещей и т. д. Но у нее нет полномочий препятствовать посетителям в статусе адвоката проходить в здание полиции с находящимися при них телефонами и другими техническими средствами записи изображения и звука, радиоприемными, радиопередающими устройствами.

Суд поддержал позицию адвоката Козурмановой и признал пункт 22 Инструкции о пропускном режиме в административных зданиях и на охраняемых объектах МУ МВД России «Балаковское» Саратовской области недействующим со дня принятия. Так как требование, содержащееся в нем, противоречит другим нормативным актам, имеющим большую юридическую силу.

Однако и это решение не вступило в силу, так как тоже было обжаловано. По словам Татьяны Козурмановой, рассмотрение дела в апелляционной инстанции ориентировочно состоится в конце ноября 2020 года.

«Не хотелось бы комментировать всю эту ситуацию до того как решение вступит в силу, — сообщила адвокат корреспонденту ИА „Версия-Саратов“. — Отмечу только, что сейчас выполнять свою работу адвокатам стало намного сложнее».

 

Виновных нужно наказать?

Адвокат Елена Сергун в беседе с корреспондентами нашего издания подтвердила, что никаких изменений в части отмены запрета на использование сотовых телефонов в зданиях ОВД не произошло.

«Они [руководство ГУ МВД Саратовской области] все знают про принятые решения. Первой инстанцией был Саратовский областной суд. Там они с решением не согласились, обжаловали в апелляции. Я так понимаю, теперь дело будет рассматриваться в Нижнем Новгороде. Вот они упорно ждут теперь, каким будет решение апелляционной инстанции. И только после этого начнут предпринимать какие-то меры, — пояснила Сергун. — Такая позиция создает огромное количество проблем. В глупое положение ставятся не только адвокаты тем, что в нарушение наших прав у нас отнимаются телефоны, но еще и следователи. Масса вопросов, которые возникают у нас, требуют возможности снимать копии с материалов дела. Ксероксов у них толком нет, бумаги нет, ничего практически у них нет. То есть со своей стороны следственные органы не в состоянии решить этот вопрос. Поэтому самым оптимальным вариантом всегда был телефон, что ускоряло вообще все процессы.

А теперь следователь должен писать рапорт вышестоящему начальству, тот должен этот рапорт рассмотреть и принять решение. Только на основании рапорта конкретного следователя конкретного адвоката будут пускать с телефоном для совершения конкретного следственного действия. Представляете, какая волокита? Кроме того, процесс согласования затягивается сейчас. Так как в условиях эпидемии график работы следователей изменился. Следователь работает в первой половине дня, например, а его начальник во второй.

И потом, ну почему, скажите, я должна свой личный телефон класть в какой-то ящик, где неизвестно что до него лежало и какие следы оставило? Ну и вообще, я считаю, что это просто неуважение к областному суду. Если решение уже и там было принято, то чего его обжаловать? И если уж на то пошло, то адвокаты умеют защищать права подзащитных и будут это делать так как это положено. И если что-то нужно будет зафиксировать, мы это зафиксируем, не спросив у следователей на это разрешения.

Кроме того, я думаю, в случае, если апелляция поддержит решение первой инстанции, то есть защитит права адвокатов, то авторам запрета должны вынести представления за то, что препятствовали деятельности адвокатов по защите прав и интересов граждан Российской Федерации».

Материалы по теме