Сотрудники центра защиты природы отрицают введение карантина на территории из-за бешеной лисы. Ранее официальный документ подписал Бусаргин

Сотрудники центра защиты природы отрицают введение карантина на территории из-за бешеной лисы. Ранее официальный документ подписал Бусаргин
© кадр из видео Telegram-канала «Мудрый Рух 64»

Сотрудники АНО «Центр защиты природы и реабилитации диких животных „Мудрый Рух“» отрицают введение карантина на своей территории из-за бешеной лисы. Об этом представители организации написали в своем Telegram-канале «Мудрый Рух 64».

Напомним, вчера стало известно, что в центр привезли бешеную лису. Ее нашли в микрорайоне «Иволгино», в районе улицы Нижней Сорговой. Из-за этого врио губернатора Роман Бусаргин подписал официальное постановление об установлении карантина по бешенству на территории в радиусе 500 метров вокруг этого места, а также вокруг центра «Мудрый Рух» (Посадского, 89). Там запретили лечение восприимчивых к бешенству животных.

Кроме того, документ означал, что в центр нельзя приходить никому, кроме персонала, занимающегося ликвидацией очага бешенства и «выполняющего производственные операции», и тех, кто там живет. При этом 179 дней с этих территорий нельзя будет вывозить и ввозить животных.

В документе числился пункт ветеринарно-санитарных мероприятий: «провести убой изъятых восприимчивых животных бескровным методом». Это, в соответствии с документом, должны были сделать немедленно.

Волонтеры написали, что карантина у них нет. Они рассказали, что два дня назад сотрудники выехали по сообщению от ЕДДС МЧС, забрали сбитую лису и поместили в стационар на их базе. Дальше необходимо было поставить ее на карантин с госветстанцией и в течение 10 дней она должна была оставаться в центре на лечении.

«Но она, несмотря на всю оказанную нами помощь, умерла раньше. Госветеринар приехал уже за ее трупом, чтобы отправить на экспертизу по бешенству. Наши сотрудники привиты весной, все знают, что контактирует с млекопитающим строго один человек, в перчатках, обрабатывает все вокруг и себя определенными дезсредствами и ни в одном месте, кроме карантинной зоны, новое млекопитающее не может находиться. Кроме того, нами на вскрытие для установления наличия бешенства были сданы 2 павших животных за лето, это косуля из СНТ за Гагаринским районом и маленький ежонок. Оба раза результат был отрицательным и оба раза все меры безопасного обращения соблюдались.

В течении следующего дня мы узнали, что предварительный тест показал наличие бешенства. Несмотря на неточность теста, волонтер, ответственный за эту лису, единственный кто контактировал с ней, и водитель машины, на которой ее нам доставили с места ДТП, отправились в травмпункт, чтобы пройти диспансеризацию по контакту с лисой. Прививки они так и не получили, так как рабиолог установил, что контакта с лисой ни у кого не было и меры безопасности были соблюдены точно. Ребята переночевали в больнице и утром вернулись домой.

Кстати, исследование на бешенство по анализу головного мозга проводится 5 суток (!!!), то есть фактически «следы бешенства» в ПЦР не значат, что лиса им действительно болела или была переносчиком.

Карантинное помещение, клетку, половину нашего двора обработали сотрудники СББЖ, даже дважды, средством «ГАН». Все принадлежности, использованные во время доставки лисы, тоже. Никаких млекопитающих на территории Руха нет, птицы бешенством не болеют и не переносят его, да и находятся они все в закрытых помещениях. Мы чисты.

Так зачем же вводить карантин? А его и нет. Ни вокруг базы центра реабилитации «Мудрый Рух», ни в Иволгино, откуда ее привезли, карантин не был введен. Наше передвижение не ограничили, так как контакта с животным не было вообще ни у кого. Центр работает как раньше, спасибо сотрудникам ветстанции за дезинфекцию половины территории нахаляву!

Позвоните, убедитесь, что все в порядке. Приходите как раньше на консультации и поинтересуйтесь судьбой переданной птички, мы всегда открыты для диалога», — говорится в посте.

Отметим, что, согласно документу, контроль за исполнением постановления Бусаргин возложил на заместителя председателя правительства — министра сельского хозяйства области Романа Ковальского.