Суд над экс-начальником отдела региональной прокуратуры. Защитник предположил, что видеозапись встречи со свидетелем была смонтирована

В прениях по делу бывшего начальника отдела региональной прокуратуры Сергея Изотьева, которого обвиняют в коррупционных преступлениях, продолжает выступать адвокат подсудимого Николай Панкратов. В общей сложности выступление тянется уже более часа.

Защитник напомнил участникам процесса и слушателям фабулу дела, согласно которой вечером 22 сентября позапрошлого года Изотьев получил крупную сумму от свидетеля, обещая оказать воздействие на прокуроров Озинского и Пугачевского района. Последние должны были решить проблемы ООО «Зерногрупп», к которому имел отношение потерпевший.

«В ходе следствия прокуроры показали, что Изотьев не просил их решить вопрос о возбуждении уголовного дела и при разговорах не нарушал нормы профессионального общения и этики», — пояснил Панкратов. Также защитник заявил, что потерпевший якобы рассказал Изотьеву, что болен, чтобы «вызвать сочувствие.

На 40 минуте видео, снятого в ресторане «Арагви», слышно и видно, как свидетель Мурыков в повелительной форме говорит Изотьеву при передаче денег, которые он отсчитал: «Держи, держи держи…….я расскажу…. Клади давай». Изотьев отказывается брать деньги и тут же спрашивает что с ними делать, на что Мурыков говорит: «Хочешь-подари мне». Не желая брать деньги, Изотьев говорит Мурыкову «дарю» и протягивает купюры. В итоге Мурыков отклоняет руку Изотьева с деньгами, не желая брать обратно деньги и это четко просматривается. Изотьев также не берет их себе, и кладет деньги под тарелку, стоящую на столе перед Мурыковым. На вопрос, зачем Мурыков навязывал деньги Изотьеву, Мурыков заявил, что затрудняется ответить. Изотьев, исходя из записи, идёт за Мурыковым, что-то говорит, но не слышно, так как в это время на пленке появляются сильные шумы, которых ранее не было (прошу заметить, шумы не посторонние, а шумы, как сообщил специалист Серегин, технического характера)», — пояснил адвокат.

По мнению защитника, странное звучание голосов и неестественность звуков говорит о том, что «запись подверглась техническому вмешательству».