Свидетель по делу полковника ГУ МВД Кашева о своих показаниях: «Я не говорил и сказать так не мог»

Сегодня на заседании суда по делу обвиняемого в получении взятки полковника ГУ МВД Сергея Кашева прокурор нашел противоречия в показаниях свидетеля Алексея Новикова.

По словам гособвинителя Сергея Аршинова, на допросе в июле свидетель «говорил о запоях Чернышева (подчиненный Кашева, который якобы давал взятку) и его отсутствии на работе, а сейчас он говорит иначе: что Чернышев был хорошо одет, „с лоском“, при нем не пил, но периодически брал больничные». Для того, чтобы прояснить ситуацию, прокурор взял протокол, в котором были записаны старые показания Новикова.

«Летом на допросе вы говорили, что Чернышев отсутствовал на рабочем месте чаще чем другие сотрудники», — сообщил прокурор.

Затем он зачитал текст из протокола. «С осени 2014 до фактического задержания Кашева он (Чернышев) отсутствовал часто. Чем он занимался, мне неизвестно. Он часто приходил на работу нетрезвым. Это мое мнение, я так думаю потому, что у него было красное лицо, бессмысленный взгляд, от него исходил запах перегара. От него пахло парфюмом, думаю, что он так душился, чтобы скрыть запах перегара. Думаю, он для вида приходил на работу и уходил на целый день. Такое могло быть до 4 дней подряд. Конкретные дни назвать не могу. Создавалось впечатление что у него были запои. После пропусков он мог снова ходить на работу ежедневно. Потом он приходил в таком состоянии, что мне казалось, что он проснулся с сильного похмелья. К нему не применялись меры дисциплинарного воздействия за то, что он в таком виде. Ранее я не сообщал об этом, так как боялся мести Чернышева и Кашева», — огласил текст протокола Аршинов.

Свидетель заявил, что он не говорил ничего подобного. «В том виде, как сейчас было зачитано, я показания не давал. О том, что Чернышев якобы ходил пьяным, я не говорил и сказать так не мог. Я даже не употребляю таких выражений как, „похмелье“. Подписи в протоколе мои. Я протокол 3 раза переписывал, второй и третий раз я его не читал», — сказал Новиков.

Затем к свидетелю обратилась судья Валентина Комиссарова. «Получается, что вы Чернышева оговорили?» — спросила она. «Я таких показаний не давал», — ответил свидетель. «Так бы и написали в протоколе. Три раза вы его переписывали, 4 или 10, неважно. Зачем вы подписали протокол? Какие ваши показания верные?» — спросила судья.

«Сегодняшние», — заверил Новиков.