«У нас на „скорой“ такой бунт был!»: медик из Аткарска рассказал о «нечеловеческих условиях труда». Главврач утверждает, что он лукавит

«У нас на „скорой“ такой бунт был!»: медик из Аткарска рассказал о «нечеловеческих условиях труда». Главврач утверждает, что он лукавит
Автомобиль «скорой помощи» Аткарской районной больницы / фото Сергея Щербакова

Работа службы «скорой помощи» неоднократно становилась темой наших публикаций и журналистских расследований. Чаще — критических. То бригада часами не может доехать до пациента, то машины разваливаются на глазах. А порой случается, что на фельдшеров, которые из-за недостатка кадров вынуждены поодиночке ездить на вызовы, нападают неадекватные пациенты. И, вроде, хотелось бы больше позитива, но все хорошее постоянно остается в тени негатива, с которым вынуждены сталкиваться люди.

В редакцию обратился фельдшер «скорой помощи» Аткарской районной больницы Саратовской области Сергей Щербаков. Медик рассказал, что «из-за нечеловеческих условий» был вынужден уволиться. При этом написал заявления в прокуратуру, Гострудинспекцию и правительство Саратовской области, сообщив о «нарушениях прав всего медицинского персонала в области трудового законодательства: несоответствии графика работы, выплаты заработной платы, выплаты стимулирующих надбавок, обременение медперсонала долгами больницы, несоответствие условий работы трудовому законодательству».

Мы связались с Щербаковым, чтобы прояснить ситуацию.

«Я на «скорой помощи» работаю уже 13 лет. Пару лет назад по семейным обстоятельствам уволился — был перерыв около года. Потом снова вышел на работу и уже 1 год и 3 месяца работаю сутки на сутки. Это незаконно, должно быть не более 36 часов в неделю. А у нас выходило более 70 часов в неделю. Уже сил не было, пришлось уйти оттуда.

Зарплаты никакой — все пообрезали. Дополнительных стимуляций никаких — все поснимали. Первая машина у нас соответствовала требованиям — с мигалками, с оборудованием. Но она сгнила, и ее списали. Потом нам дали обычный УАЗ — без оборудования, без мигалок, без надписей «03». Мы с ДТП везли людей, нужно было побыстрее доставить в больницу, а нас нигде не пропускали. Это стало последней каплей. Шоферы сами наклеили крест, нарисовали «03». Хотя это тоже незаконно. Ну, чтобы на дороге водители хоть видели, что «скорая» едет. По нацпроекту нам должны были давать машины, а их не было: все разбитое, раздолбанное — ужас! Сил не было работать», — объяснил фельдшер.

По словам медика, главврач Аткарской районной больницы отказывалась подписывать его заявление на увольнение, потребовав, чтобы он отрабатывал две недели. Сам же сотрудник считает, что из-за нарушения трудовых прав он не должен был ничего отрабатывать.

«У нас не соответствовал график работы, и вообще были сплошные нарушения. Тогда задним числом с шоферов якобы начали собирать докладные, что я не выхожу на работу. И мне не хотят выплачивать заработанные за месяц деньги, не отдают трудовую. Они специально это делают, чтобы уволить по 81-й статье — за прогулы. Но это тоже незаконно!» — возмущается Щербаков.

Он также назвал размер своей зарплаты — аванс около 2 тысяч рублей и оклад 5,8 тысячи рублей. «За эти деньги я работал больше 70 часов в неделю. Они специально сделали нам две ставки, а платили вообще непонятно как. Вроде какие-то долги у поликлиники, а мы вроде должны подождать, когда они расплатятся. Сказали: „Потерпите, потихонечку зарплата у вас восстановится“. У нас на „скорой“ такой бунт был! Тогда главврач всех усмирила, сказала — если будете орать, вообще ничего не получите. Я просто написал заявление и ушел», — заключил медик.

По его словам, раньше зарплата была выше, но с апреля 2019 года ситуация резко ухудшилась: «Надбавки сняли за „ночные“. Стали платить 50%, а должны платить в двойном размере. Мы рассчитывали на зарплату, надо было одеть детей к школе. А сейчас вообще ничего нет».

Щербаков утверждает, что на станции «скорой помощи» в селе Лопуховка, где он раньше трудился, сейчас работает только одна женщина-фельдшер. Притом график у нее — с 15.00 до 8.00 следующего дня. «Нельзя так работать. Мы же работаем с медикаментами! Ну, люди же! Будешь сонным — какую-нибудь не ту ампулу откроешь…».

Мы связались с главврачом Аткарской больницы Натальей Морозовой. С ее точки зрения ситуация обстоит иначе, чем  то, как ее представил пока еще не уволенный сотрудник.

«Никто не заставлял Щербакова дополнительно работать. Все было с уведомлением профсоюзного комитета, на основании коллективного договора, на основании его заявлений. Зарплата у него достаточно высокая. Но он должен крупную сумму по исполнительным листам. Поэтому 50% вычиталось по решениям судов (автоматически забиралось судебными приставами — прим. ред.). Поэтому он получал среднюю зарплату в два раза меньше, чем зарабатывал. Но это не наша вина.

Средняя зарплата у него была 32 тысячи рублей при целевом показателе президентского указа 21,4 тысячи рублей. Январь — 50 тысяч, затем 31, 33, 21, 46, 11, 22, 27 — в зависимости от количества отработанных часов. Все до одного часы оплачены. Вы даже не представляете, какое у нас количество проверок! Нас проверяет Государственная инспекция труда, мы работаем в нескольких системах. Сейчас в соответствии с распоряжением президента «скорая» везде ставится во главу угла, везде проверяется. Мы ежемесячно отправляем сведения о зарплате. У меня все подтверждено!» — заверила руководитель медучреждения.

Собеседница агентства также сообщила, что автомобиль, который используется на станции в Лопуховке, полностью соответствует требованиям и нормативам. «Там даже есть „кислород“ — все там есть. Да, машина самая старая, 2008 года выпуска. В этом году она подлежала замене. Но она полностью оборудована всеми световыми сигналами, маячками, опознавательными знаками — в соответствии со всеми требованиями. При этом она очень мало выезжает — даже не каждый день. Машина находится в удовлетворительном состоянии. А за 8 месяцев Щербаков обслужил всего 127 вызовов — даже не каждый день выезжал на вызовы. При этом он приходил на работу, получал зарплату — она зависит не от количества вызовов, а от отработанных часов».

Морозова рассказала, что в Лопуховке действительно есть старый УАЗ-«буханка», но он закреплен за амбулаторией и не имеет отношения к «скорой помощи». «Это хозяйственная машина — хлеб привезти, траву отвезти», — объяснила главврач. Она также обратила внимание, что в 2018 году в амбулатории, о которой идет речь, был проведен ремонт.

Описывая Щербакова, медик назвала его «очень грубым нарушителей трудовой дисциплины». «Он несколько раз не вышел на работу. И работать, я думаю, он вышел только для того, чтобы приставам платить по исполнительным листам — наверное, это они его заставили. Он не вышел на работу несколько раз, я запросила с него объяснительные, а он решил обратиться в СМИ».

В целом же автопарк «скорой помощи» в Аткарском районе укомплектован, уверяет Морозова. «У нас 5 бригад «скорой помощи», из них две круглосуточно дежурят в городе, три расположены в селах — в Озерном, в Ершовке и в Лопуховке. Все машины соответствуют всем требованиям — нас Росздравнадзор два раза проверял в том году. Автомобили укомплектованы, препараты все имеются, сроки годности мы проверяем. Все машины оборудованы системой ГЛОНАСС, поэтому обмануть или приписать что-либо нельзя. Все звонки в «скорую помощь» у нас фиксируются, чего-либо утаить нельзя.

Мы в 2017–2018 годах получили полностью укомплектованные машины «скорой помощи». У нас достаточно машин — 10 штук. В случае неисправности, одни стоят на ремонте, другие работают», — заверила главный врач.

Поговорив с участниками конфликта, мы обратились к базе судебных приставов. Согласно информации, размещенной на сайте ведомства, некий Щербаков Сергей Николаевич из Лопуховки, дата рождения которого совпадает с датой рождения вышеописанного фельдшера, задолжал более 250 тысяч рублей по кредитам. По всем случаям есть решения суда о взыскании денег.