В тюремной больнице Балашова заключенные объявили голодовку и нанесли себе увечья в знак протеста против действий руководства. Инцидентом заинтересовался Совет по правам человека

В тюремной больнице Балашова заключенные объявили голодовку и нанесли себе увечья в знак протеста против действий руководства. Инцидентом заинтересовался Совет по правам человека
© фото жены осужденного

Инцидентом в тюремной больнице Балашова Саратовской области, где заключенные объявили голодовку и нанесли себе увечья в знак протеста против действий руководства учреждения, заинтересовался Совет по правам человека. Там в интервью «Известиям» сообщили о необходимости создания рабочей группы по итогам данного инцидента и о возможном выезде представителей Совета на место событий.

Напомним, о произошедшем стало известно вчера, 25 мая. В УФСИН по Саратовской области рассказали, что в ЛИУ-3 (лечебное исправительное учреждение, специализирующееся на содержании, лечении и трудовой адаптации осужденных, страдающих различными заболеваниями и, прежде всего, туберкулезом — прим.ред.) протестующие, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка и отбывающие наказания за совершение тяжких и особо тяжких преступлений (убийства, разбой, вымогательство, организация и участие в незаконном вооруженном формировании), в демонстративно-шантажной форме совершили акты аутоагрессии (агрессия, направленная на себя — прим.ред.). Все они от медицинской помощи отказались, госпитализация никому из них не потребовалась. 27 человек отказались принимать приготовленную в столовой учреждения пищу. Также они сломали камеры видеонаблюдения, которые были установлены в помещениях.

В УФСИН отметили, что свои действия заключенные объяснили несогласием с проведением плановых обыскных мероприятий, желанием получать продукты питания домашнего приготовления, а также посылки и передачи сверх установленного законом лимита.

Позже в редакцию ИА «Версия-Саратов» поступило письмо якобы от жены одного из осужденных, содержащегося в ЕПКТ ЛИУ-3 УФСИН России по Саратовской области. В нем сообщалось, что в тюремном лечебном учреждении нарушаются права заключенных.

«В частности, в ЕПКТ грубо нарушаются элементарные санитарно-гигиенические нормы и правила. В камерах присутствуют мелкие грызуны: мыши и крысы, в помещениях сырость и недостаточный уровень освещения. Любые жалобы и обращения по данному поводу сотрудники администрации игнорируют. С осуждёнными общаются крайне агрессивно и враждебно. Осуждённые реально опасаются за свою безопасность. Посещение банно-прачечного блока в учреждении сопряжено с непосредственной угрозой для здоровья осуждённых. Лица, содержащиеся в ЕПКТ, посещают баню совместно с осуждёнными, содержащимися в ЛИУ-3, у которых диагностирован туберкулёз», — говорилось в сообщении. Написавшая письмо предположила, что руководство фактически вынудило заключенных пойти на отчаянный шаг.

По мнению бывшего члена саратовской ОНК Владимира Незнамова, целью такой «акции» может быть шантаж администрации, а может быть и реальное отчаяние, когда достучаться иным способом не получается.

«ЛИУ-3 всегда было проблемным учреждением с точки зрения дисциплины, а ЕПКТ — это своего рода тюрьма в тюрьме. Там нет случайных нарушителей, а только те, для кого нарушение порядка — осознанная стратегия и выбор. Это самый сложный контингент, однако и их права должны соблюдаться. Требования заключенных не всегда бывают объективными. Год назад, когда в ПКТ больницы затеяли ремонт, заключенных перевели в штрафной изолятор. Ничего особенного, но шум был серьезный — условия в изоляторе им показались тяжелее, чем те, к которым они привыкли. Но и администрация в своих требованиях иногда перебарщивает. В любом случае 27 человек — это серьезно», — подчеркнул Владимир Незнамов.

Адвокат Андрей Люкшин, который представляет интересы двух участников бунта, подтвердил, что причиной акции в Балашове могли стать плохие условия содержания заключенных. Подзащитные пояснили юристу, что в помещениях, где они содержатся, царит антисанитария, бегают крысы и тараканы, а также нет нормальной питьевой воды и постельных принадлежностей.

«Вскрытие вен стало актом отчаяния, их требований никто не слышал и мер не принимал. Они не просят себе льгот или преференций. Все, чего они хотят, — это нормальные условия содержания. Да, мы понимаем, что тюрьма — это не пионерский лагерь, но по действующему законодательству даже у злостного нарушителя никто не имеет права отнимать жизнь и здоровье», — заявил юрист «Известиям».

Отец одного из заключенных также добавил, что жалобы на антисанитарию и угрозу заражения туберкулезом он слышал от сына и раньше. По его словам, причиной поступка сына стал тот факт, что администрация больницы запретила приносить осужденным передачи из дома, хотя законом это не запрещено.

Председатель ОНК по Саратовской области Денис Соболев отметил, что саратовские общественники за последние два месяца три раза были с проверками в балашовской больнице, но ни разу не видели там ни крыс, ни тараканов. По его словам, те, кто сидит в ЕПКТ, моются покамерно и ни с кем не могут пересекаться. Соболев пообещал, что сегодня, 26 мая, в ЛИУ-3 выезжает проверка из представителей ОНК, областной прокуратуры и УФСИН.

Тем временем член Совета по правам человека (СПЧ) Александр Брод призвал все заинтересованные ведомства создать рабочую группу по итогам инцидента в балашовской тюремной больнице. Общественник также намерен обсудить случившееся в Саратовской области с коллегами по СПЧ и уполномоченным по правам человека в регионе Надеждой Суховой.