Взятки, вывоз говна и спрятавшие «добрые люди»: находившийся четыре года в бегах бывший сити-менеджер Саратова Алексей Прокопенко дал развернутое интервью

Взятки, вывоз говна и спрятавшие «добрые люди»: находившийся четыре года в бегах бывший сити-менеджер Саратова Алексей Прокопенко дал развернутое интервью
Алексей Прокопенко / © ИА «Версия-Саратов»

Сегодня было опубликовано развернутое интервью бывшего главы администрации Саратова Алексея Прокопенко, которое он дал изданию «Ъ-Средняя Волга-Online» за несколько часов до того, как сдаться правоохранительным органам. Напомним, Прокопенко более четырех лет находился в бегах — его объявили в международный розыск в декабре 2014 года, сразу после прошедших в его доме обысков. Интерес правоохранительных органов к его персоне был проявлен в рамках расследования уголовного дела о хищении более 500 миллионов рублей у Волжской ТГК.

13 марта 2019 года Алексей Прокопенко неожиданно появился в здании следственного отдела по Октябрьскому району Саратова регионального СУ СК. Позже он был отправлен в СИЗО.

Незадолго до этого бывший сити-менеджер успел рассказать корреспонденту «КоммерсантЪ» о том, что побудило его податься в бега в 2014 году и вернуться — в 2019-м. Ниже приводим наиболее интересные ответы Прокопенко изданию.

 

О месте, где скрывался:

«Если я сейчас скажу, где я был, можно будет понять, кто мне помогал. А укрывательство человека от следствия — это, конечно, противоправные действия…

Единственное, что могу сказать: я не был за пределами страны. Я находился в Российской Федерации…

Меня никто не ловил. Я мог бы так жить еще до самой смерти, вообще без проблем. Мир не без добрых людей».

 

Почему решил бежать:

«Неприятности у меня начались в 2012 году. Они последовательно продолжались, начиная от распределения квартир, которые тогда были даны учителям, а мне инкриминировали, что их нужно было отдать по решению судов…

Потом появилось дело о халатности, которая заключалась в том, что подписали сдачу в эксплуатацию жилого дома. Причем, опять же, я говорил, что я был обязан этот акт подписать, потому что есть процедура, по которой ставится подпись…

И тут, в 2014 году, возник третий вопрос. Ко мне приехали с обыском. Тут уже надо было быть совсем недалеким человеком, чтобы не понять, что мной системно занимаются…

Поэтому я принял решение уехать. Мне и люди подсказали, что других вариантов не было».

 

Почему вернулся:

«Я вижу, что ситуация изменилась. И я рассчитываю на беспристрастное и справедливое рассмотрение своего вопроса…

Люди поменялись, в первую очередь. Ну, скажем так, большинство руководства правоохранительных органов…

Я хочу, чтобы правоохранительные органы разобрались в ситуации, которая сложилась вокруг меня, и в законности всего происходящего в комплексе: первый, второй суд, третье дело…

Я как раз и хочу сказать — был бы я виноват, я бы сюда не приехал. Я самоубийца что ли? Ненормальный? Но я реально считаю, что сейчас поменялась ситуация, считаю, что у нас все-таки порядочных людей большинство. Если бы у меня были какие-то сомнения или я имел отношение к этому делу, я же не идиот идти на 10 лет, правильно?».

 

О «банде Прокопенко»:

«Следствие подготовило обвинение о хищении 507 млн руб. Звучит? Звучит! Через какое-то время происходит митинг: «Ату Прокопенко!» и так далее. Как организуются митинги, мы знаем: должен быть человек, который все это организует, покажет, заплатит, скажет, что кричать и так далее. А потом началось следствие и оказалось, что не 500 млн, а 100, потом еще меньше. И те аудиторская проверка не показывала, насколько я знаю…

Даже эта связь со мной: «Банда Прокопенко» эта… Ну это смешно!..

«Расчетно-платежный центр», который фигурирует в деле, сколько аккумулировал, столько и отдавал поставщикам. О том и речь. И аудиторская проверка это показала. Те деньги, которые приходили от населения, в полном объеме уходили…

Что касается показаний: я Александра Исаева (осужден за мошенничество в 2017 году, член так называемой «банды Прокопенко», — прим. ред.) хорошо знаю, он нормальный порядочный мужик, но у него серьезное заболевание… Я думаю, что манипулировать и давить на него в таком положении можно очень легко».

 

О заступничестве бывшего главы Саратова Олега Грищенко:

«Мне было интересно работать. Мне нравился сам процесс, к тому же многое получалось, у нас был очень хороший коллектив. С Олегом Грищенко мы друг друга очень удачно дополняли. Он занимался политическими вопросами, а я — вывозом говна. У нас все было хорошо распределено, мы эффективно работали…

Ну, во-первых, мы же не знаем, вступался он или нет. Первые два дела он бился, приезжал в суд. А когда появилось третье дело… Да, кто знает, что у человека было в голове. Мы с Олегом работали, но он же тоже не знает, что там делает Прокопенко. Может, на самом деле причастен».

 

О московских тапочках и взятках:

«Бизнес у меня был до администрации: известный в Саратове магазин, ресторан, до этого мы чем только не торговали в 90-е годы, начиная от холодильников, заканчивая тапочками из Москвы. Какие-то сбережения у меня были, которые позволяли мне не кидаться на взятки. Думаете, мне взятки не предлагали?..

Если бы я их брал, меня бы давно посадили, не заморачиваясь ни с какими «Новостроями» или домами учителей, ни с этой глупостью с управляющей компанией…

Есть много бизнесменов в Саратове, с которыми я лично общался, они приходили и приносили благодарность. Это были очень близкие мне люди. И я всегда говорил: я за подпись денег не беру».

 

Про возможное заключение в тюрьму:

«Думаете, я решил разнообразить свою жизнь? Я за решеткой ни разу не был, не думаю, что там лучше, чем место, где я был до этого…

Единственное, могу сказать, что в любом случае мы не остановимся, есть и Верховный суд, и Конституционный суд, будем вести до конца. А что касается заключения — везде люди живут. Помните, герой фильма «Мертвый сезон» говорит: «Никто не может стать полноценным человеком, не отбыв какой-то срок в тюрьме». Будем проверять этот тезис».