Дурные головешки
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Наталия Гливенко
Не хуже Африки
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
НАРУЖНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ   31.01.2014 | 10:17
Дурные головешки
Просмотров: 2411
Версия для печати

В самом начале октября 2012 года сгорело здание Саратовского академического театра юного зрителя. Как теперь говорят — старый тюз. Во время спектакля «Мальчики» зрители почувствовали дым. По всей видимости, оповещения о пожаре не было. Актеры не поверили, что театр горит, и хотели доиграть представление, но были эвакуированы вместе со зрителями. Сноп искр долетал до проспекта Кирова, огонь тушили почти сутки. Действия спасателей и пожарных положительно оценил премьер-министр российского правительства Дмитрий Медведев.

Тогдашний руководитель ГУ МЧС Михаил Лихачев на брифинге, посвященном пожару, сразу заявил: «Сейчас можно сказать только то, что по характеру повреждений здание театра сравнимо с филармонией. Здание подлежит серьезной реконструкции. То есть находиться там сейчас невозможно. Состояние театра будет оценивать комиссия, возглавит ее зампред правительства Андрей Россошанский». С самого начала было понятно — здание в том виде, в каком оно было, функционировать уже не будет. На следующий день в региональном правительстве озвучили предварительную сумму, которая понадобится на восстановление тюза — 350 миллионов рублей. Именно эту сумму назвал губернатор Валерий Радаев на встрече с министром культуры России Владимиром Мединским. «Терять такое здание, такое учреждение культуры недопустимо», — решил губернатор и попросил денег на реконструкцию здания не только у правительства страны, но и у руководителя «Росатома» Сергея Кириенко, и даже у жителей Саратовской области.

«Мы обращаемся ко всем, кому не безразлична судьба нашего театра: помогите нам в это тяжелое время. Все, у кого есть возможность, помогите театру восстановить свои спектакли!» — обратилось руководство театра к саратовцам. Одновременно это самое руководство в лице директора Валерия Райкова было назначено виноватым. Через два дня после пожара региональное МЧС заявило, что в театре неоднократно нарушались правила пожарной безопасности. Днем ранее руководитель ведомства рассказал журналистам, что все нарушения были устранены и что он не считает руководство театра виновным в пожаре. 11 октября было возбуждено уголовное дело по факту пожара.

Споры о том, что делать со сгоревшим зданием, начались, наверное, еще до того, как был потушен огонь. На сайте ИА «Версия-Саратов» был проведен опрос среди читателей: «Что будет со старым тюзом». Большинство проголосовавших посчитало, что на месте сгоревшего театра возведут новое здание. Следующие по популярности ответы: «Реконструкция все же начнется, но затянется на годы» и «...местные власти пообещают отремонтировать театр, но до ремонта дело так и не дойдет». В итоге, как заявил губернатор, в здании было решено открыть «детскую филармонию».

Деньги на реконструкцию и ремонт сгоревшего здания на Вольской улице были выделены Москвой в самом конце декабря 2013 года. Несколько меньше, чем рассчитывал губернатор, — 300 миллионов рублей на «приспособление для нужд детского театрально-концертного учреждения», к которым добавилось еще несколько миллионов, «сэкономленных» региональным министерством культуры. В итоге комитет капитального строительства области 30 декабря 2013 года объявил аукцион на строительно-монтажные работы и поставку оборудования. Подрядчик должен будет усилить фундамент, разобрать и возвести новые стены, заменить межэтажное перекрытие, заняться «молниезащитой» и сделать многое другое до 31 декабря 2014 года. Всего на эти работы выделялось чуть больше 306 миллионов рублей. Аукцион должен был состояться 27 января этого года, но 14 января в извещение о проведении конкурса было внесено изменение и сроки подачи заявок отодвинули до 7 февраля. Это изменение осталось незамеченным саратовскими СМИ, но и за полторы недели до окончания срока на сайте госзакупок нет ни одной заявки.

Вряд ли потенциального подрядчика отпугивает необходимость иметь 15 миллионов рублей на обеспечение заявки. Причина нежелания участвовать в аукционе может крыться в следующем: сгоревшее здание театра относится к памятникам истории и культуры, и чтобы производить в нем ремонтные работы, нужна специальная лицензия. Театр юного зрителя поселился  в здании на Вольской в 1937 году. До этого здесь располагался клуб Саратовского управления НКВД. Само здание начали строить еще в 1911 году. То есть старый тюз подпадает под действие Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (№ 73-ФЗ).

На историческом факультете Саратовского государственного классического университета есть дисциплина «Историческое краеведение», в рамках которой изучается законодательство, действующее в отношении охраны памятников истории и культуры. Так вот согласно ФЗ-73 объект культурного наследия, каковым является здание старого тюза, нельзя «реконструировать», в нашем случае его можно только приспособить для современного использования «без изменения облика и предмета охраны». А для проведения реставрационных работ проект ремонта должен пройти государственную историко-культурную экспертизу. Экспертиза эта проводится для того, чтобы понять, соответствует ли проект ремонта нормативам защиты исторического здания, поскольку мало его реставрировать, необходимо еще сохранить его первоначальный вид и ценность для истории и культуры.

Историко-культурную экспертизу должен проводить «орган исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченный в области охраны объектов культурного наследия», то есть министерство культуры области. Только после проведения этой экспертизы можно объявлять конкурс на проведение реставрационных работ. Несмотря на то что федеральный закон строжайше запрещает проводить ремонтные работы без проведения экспертизы, в конкурсной документации на реконструкцию здания тюза, опубликованной на сайте, ее результатов нет. Возможно, в саратовском минкульте не знают, но кроме федерального закона, который, по всей видимости, был нарушен, есть «Положение о государственной историко-культурной экспертизе» от 2009 года.

Специалисты сектора охраны памятников истории и культуры городского комитета по градостроительной политике, архитектуре и капитальному строительству также подтвердили, что при серьезных ремонтных работах (сносе стен, замене перекрытий) историко-культурная экспертиза обязательна.

Очевидно, что министерство культуры и комитет капитального строительства Саратовской области, который объявил о проведении аукциона, поспешили. С момента выделения федеральных средств и до объявления конкурса прошло всего пять дней. Куда торопились чиновники двух ведомств, непонятно. Если же кому-то кажется, что экспертизы и разные согласования вещь несущественная, пусть вспомнит о двух многоэтажках «Новостроя», которые судом определены к сносу только из-за отсутствия необходимых согласований и, таким образом, нарушения законодательства. Если в ситуации с «Новостроем» речь идет о безопасности полетов над двумя высотками, то в случае с тюзом — о сохранении истории и культуры. «Духовных скрепах», как любит выражаться президент.

P.S. Редакция просит считать данную публикацию официальным обращением в правоохранительные и надзорные органы.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (1)
4 февраля 2014, 00:05
ОФИГЕТЬ!
Распил?
ответить
на главную