Авангард во дворе
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
НАРУЖНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ   31.07.2015 | 11:54
Авангард во дворе
Просмотров: 548
Версия для печати

Причудливая аббревиатура СХИ прочно закрепилась в лексиконе саратовцев. В Кировском районе, как известно, существует целый микрорайон с таким названием, которое расшифровывается как "Сельскохозяйственный институт". "Но позвольте, — скажет кто-нибудь, не знакомый с историей нашего города, — ведь там нет никакого сельскохозяйственного института!" И будет, конечно, прав: в окрестностях интересующего нас поселка нет учебного заведения, связанного с аграрной сферой.

Три веселых буквы

До недавнего времени на СХИ было ракетное училище, основанное на месте военного городка, от которого остались дореволюционные казармы, переоборудованные в жилые дома (с этим городком связана короткая история пребывания в Саратове поэта-футуриста Велимира Хлебникова, о чем мы рассказывали в статье "Шанхай рядом", № 12 (308) от 3 апреля 2015 ). У западной границы поселка располагается НИИ СХ Юго-Востока — институт и опытная селекционная станция по выведению засухоустойчивых агрокультур (см. "Прощание с зеленью", № 15 (311) от 24 апреля 2015 ). Это уже, как говорится, теплее, но не горячо. Дело в том, что в начале 1930-х годов на месте нынешнего поселка СХИ располагался сельскохозяйственный институт. Находился он около завода "Корпус", то есть на улице Осипова. И несмотря на то что никакого сельхозинститута тут нет уже больше семидесяти лет, микрорайон, выросший спустя десятилетия, до сих пор хранит изначальное название главного "маркера" некогда северных окраин Саратова.

История СХИ (к слову, предшественник ныне существующего аграрного университета имени Вавилова), как и упомянутой опытной селекционной станции (НИИ СХ Юго-Востока) начинается еще в дореволюционные годы. Изначально это были Высшие сельскохозяйственные курсы для подготовки квалифицированных агрономов. После 1917 года новые власти, вопреки расхожему мнению о жестоком отношении большевиков к крестьянам, также способствовали развитию отрасли и постановки сельского хозяйства на научные и индустриальные рельсы. В 1920–1930-е годы были созданы: институт ветеринарии, факультет мелиорации, институт механизации и электрификации сельского хозяйства.

Развитие отрасли требовало создания новых учебных и жилых корпусов для работников и студентов. Так, в начале 1930-х на тогдашних задворках Саратова, неподалеку от опытной станции, которая представляла собой комплекс жилых и научных объектов, возводятся новые корпуса — территориально они располагались рядом с нынешним аэропортом, а тогда аэродромом, обустроенным также для нужд сельского хозяйства.

Авангард во дворе

В первой половине и середине 1930-х местные газеты писали, как на саратовских окраинах вырастают новые вузовские городки. В Агафоновке как раз строились корпуса автодорожного института, в интересующей нас местности — корпуса СХИ. На просторном соколовогорском плато появился целый комплекс конструктивистских построек учебного и четырех жилых корпусов СХИ имени Сталина. Все эти внушительных размеров здания сохранились до наших дней, правда, использование их по назначению было недолгим — менее двух пятилеток.

Перепрофилирование окраины

Как известно, с началом Великой Отечественной войны из прифронтовых городов в тыл стали эвакуировать заводы. 21 июля 1941 года вышел приказ об эвакуации из Москвы в Саратов завода точной электромеханики, который позже стал называться почтовым ящиком № 205, а ныне известен как ПО "Корпус". Сама эвакуация предприятия продолжалась с 16 октября по 18 ноября 1941 года. За это время из Москвы в наш город было транспортировано 833 единицы оборудования и 1218 работников завода. В Саратове предприятие разместили в аудиториях недавно построенного учебного корпуса СХИ, а работников — в четырех секциях студенческих общежитий, в преподавательской 5-й секции, бараке № 6 и выстроенном за месяц бараке № 7. Как рассказывает блогер-краевед Денис Жабкин, производственных помещений в Саратове у завода получилось почти в пять раз меньше, чем было в Москве. А в жилых постройках плотность вынужденных постояльцев составляла 2-4 квадратных метра на человека. Спали заводчане на двухъярусных койках. Часть рабочих разместили в частном секторе, расположенном в окрестностях, часть сотрудников жила прямо в цехах. Так, почти в походных условиях, московский завод обосновался в наших краях, где во время войны изготавливали боеприпасы и приборы для боевых машин, а после стали выпускать высокотехнологичное оборудование для ракетной отрасли. Отсюда и секретный статус завода, который в народе называли хрущевским, хотя и в реальности 205-й почтовый ящик некогда звался именем разоблачителя культа личности своего предшественника. И лишь в 1975 году завод получил нынешнее название "Корпус".

"Сейчас в районе СХИ все плотно застроено, а до переезда завода здесь было пустынно. Единственными капитальными строениями были секции СХИ и корпуса института. На месте школы № 24 находился свинарник. Во время войны и его переоборудовали под жилье для рабочих. Собственно, с тех пор район и получил свое название. Все 23 года, что я жил в этом районе, мне никто не мог толком объяснить, почему же "СХИ"? Кстати, обком партии хотел даже восстанавливать СХИ и убирать завод. Но этого не произошло по случайности, связанной с визитом Никиты Хрущева в Днепропетровск. Там сотни ракет лежали мертвым грузом в ожидании гироприборов с завода № 205. В результате завод получил оборудование, новые цеха и новые оборонные заказы", — рассказывает Денис Жабкин.

В послевоенные годы изначально обосновавшееся в конструктивистского вида учебном корпусе предприятие начало разрастаться — стали строиться новые цеха, конструкторское бюро, рабочий поселок. Последний, состоящий в основном из хрущевок, вырос на месте пустырей и появившегося в военные годы массива бараков и частного сектора. Небольшие деревянные лачуги еще несколько десятилетий "красовались" в некоторых дворах микрорайона СХИ, а также занимали целый квартал в треугольнике между улицами Высокая, Жуковского и Планерная, где теперь располагается ДК "Рубин" и окружающий его сквер.

"Хрущевский" завод пытался внести свой вклад в местную топонимику. Так, в 1950-е годы улица, на которой располагается центральная проходная предприятия и до недавнего времени была конечная остановка трамвая № 12, называлась проспект Кандарицкого — в честь директора завода Василия Сергеевича Кандарицкого. Позже проспект переименовали в улицу имени командира танковой роты Василия Ивановича Осипова, героически погибшего 6 января 1944 в Псковской области.

Вымирающий архитектурный вид

Если изначальный учебный корпус СХИ почти затерялся в недрах завода "Корпус" и был впоследствии сильно перестроен, то общежития в первозданном виде дожили до наших дней — четыре радикально авангардистских по архитектуре здания имеют свой адрес, противоречащий господствующей топонимике. Хоть формально конструктивистские дома стоят вдоль улицы Планерной, их локация такова: улица Аэропорт, СХИ, секции №№ 1–4. Это здания коридорного типа с общими на весь этаж кухней, санузлом и балконом. Балконы в общежитиях выполнены из металла и выпирают из торцов, обвешанные бельем, немного прикрывающим облупившиеся, давно не ремонтированные стены. Как нетрудно догадаться, конструктивистские секции пребывают не в лучшем состоянии. Достаточно только зайти внутрь через "парадный торец" с округлым эркером, стоящим на геометрически строгих колоннах, подняться по трехмаршевым лестницам на любой этаж, увидеть на стенах планы эвакуации в случае пожара и всяческий скарб и почуять "запах жизни": смесь ежедневно готовящейся еды, теплой сырости и кипяченого белья — всего того, что подчеркивает суровые условия жизни здешних обитателей. Последние, кстати, почему-то весьма редко выходят наружу и не обращают внимания на окопавшихся в их вотчине чужаков (то есть нас, краеведов и журналистов), хотя в других местах обычно активно интересуются целями визитов непрошеных гостей. Лишь немногие идут на контакт и рассказывают, например, что недавно им заменили крышу и теперь верхние этажи не текут, так что жить можно, хотя коммуникации прохудились и требуют ремонта. Ремонта и даже реставрации требуют все четыре корпуса, скрывающиеся между гаражами и хрущевками. Ведь жить тут явно не очень комфортно, но и сносить эти дома — преступление перед историческим и архитектурным наследием. Это крайне редкие для Саратова образцы чистого конструктивизма, примеры попыток радикального переустройства жизни советских людей в первые десятилетия советской власти. Начиная с середины 1930-х годов такие проекты были обвинены в "формалистическом подходе к упрощению бытовых процессов", а посему подобных строений мало не только в столицах, где конструктивизм развит больше, но и в провинции. Секции СХИ стоит сохранять, превратив их, например, в модные гостиницы или стильные хостелы в духе первых сталинских пятилеток и эстетики Маяковского (см. "Коммунальный памятник", № 26 (276) от 18 июля 2014). Для этого, конечно, нужна воля властей и желание инвесторов — явления в нынешней жизни почти потусторонние, хотя и не лишенные рационального зерна. Но для начала такие постройки должны быть поставлены хотя бы на охранный учет. Ведь в отличие от Дома-коммуны, входящего в реестр выявленных объектов культурного наследия, секции СХИ вообще нигде в охранных реестрах не значатся.

Сегодня много говорится о сохранении исторического облика города, особенно дореволюционной архитектурной среды, но наши градозащитники почему-то забывают, что помимо модерновых особняков, теремов в стиле эклектики и деревянных избушек есть еще и архитектурный авангард — явление в Саратове еще более редкое и не менее ценное.

Фото Дениса Жабкина и с сайта oldsaratov.ru

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную