«Бабушка очень боялась выходных… Она так и умерла — в выходной»: что происходит с системой здравоохранения в Саратовской области в период пандемии

«Бабушка очень боялась выходных… Она так и умерла — в выходной»: что происходит с системой здравоохранения в Саратовской области в период пандемии
© ИА «Версия-Саратов»

Ежедневно в региональные СМИ, а также на официальные страницы в соцсетях представителей власти поступают десятки обращений от жителей Саратовской области, которые не могут дождаться «скорую помощь» или врача из поликлиники. Чиновники говорят о перегрузе системы из-за несоблюдения людьми элементарных правил поведения в период пандемии, а также о катастрофической нехватке медработников. И ситуация с каждым днём только усугубляется.

 

Табуретная система

Вчера, 24 октября, федеральное издание «Правмир» опубликовало подробную статью о том, что происходит с системой здравоохранения Саратовской области в период пандемии коронавирусной инфекции. В качестве примеров здесь приводятся истории местных жителей.

Так, саратовчанка Валентина Виноградова рассказала, что уже две недели страдает от высокой температуры, кашля и одышки, однако за это время дождалась прихода врача из поликлиники лишь один раз — в самом начале заболевания. Тесты на ковид и исследование при помощи компьютерной томографии лёгких (КТ) ей не назначают. Лечит её сноха — операционная медсестра — по советам коллег с работы.

По словам женщины, чтобы вызвать на дом врача из поликлиники № 9, к которой она «прикреплена», нужно оставить медикам послание на входе в учреждение: «Там в предбаннике стоит табуретка. На неё кладут бумажки с фамилией, адресом и просьбой прийти. А придёт врач в итоге или нет — неизвестно».

Также Валентина переживает за своего супруга — инвалида второй группы по онкологии. «У него сейчас полное отсутствие аппетита и сил. Температуры, правда, нет. Но кашляет тоже очень сильно. У него, понимаете, иммунитет вообще нулевой — после 11 химий. Вдруг что произойдет — и что мне с ним делать?», — приводит слова женщины федеральное издание.

После того, как «Правмир» обратился за разъяснениями по этому поводу в министерство здравоохранения Саратовской области, к Виноградовой пришла врач, которая выписала ей направление в больницу. Однако сотрудники «скорой» сообщили женщине, что поставят её в очередь, поскольку пока для госпитализации «мест нет».

Свою историю федеральному изданию также рассказала Валерия — дочь учительницы из Энгельса Ольги Могильниковой, которую положили на стационарное лечение лишь после публикации ИА «Версия-Саратов». С температурой под 40 и поражением лёгких на 60 процентов.

«Когда к нам приходила врач, она говорила, что это совершенно нормальная ситуация — „гореть“ две недели с температурой выше 39. Мол, потерпите пару недель, и температура у вас упадет. Якобы нужно просто подождать, — рассказала Валерия. — А сейчас я понимаю, что играл роль каждый день. Если бы не публикация в СМИ, то моя мама так бы и продолжала лечиться дома по той же схеме, которая ничего не меняла в ее состоянии».

 

Что делать, если умираешь дома, но на это не реагируют

Первый заместитель министра здравоохранения Саратовской области Станислав Шувалов прокомментировал «Правмиру» происходящее в регионе. По его словам, ситуация крайне сложная. А критические обращения в СМИ и к представителям власти по поводу несвоевременного или некачественного оказания медицинской помощи так и будут поступать, до тех пор, пока люди не начнут соблюдать рекомендованные меры предосторожности.

«На всех площадках мы всегда призываем население использовать средства индивидуальной защиты, соблюдать личную гигиену, избегать людных мест и соблюдать социальную дистанцию. К сожалению, люди, продолжая все это нарушать, делают так, что медсестры и врачи реально не в состоянии с этим потоком справиться, — подчеркнул чиновник. — Пациенты почему-то не боятся заразиться, но потом, естественно, начинают очень бояться погибнуть».

Также он рассказал о 250-270 пациентах, которых ежедневно госпитализируют в Саратовской области с коронавирусом, ОРВИ в тяжёлой форме и пневмонией. По данным первого замминистра, на сегодняшний день в службе «скорой помощи» болеют около 10 процентов медиков — почти 80 человек.

В случае, если человек уверен в том, что его состояние ухудшается, а помощь он получить не может, Шувалов посоветовал звонить напрямую главврачам (их сотовые телефоны недавно были выложены в открытый доступ). Если и это не помогает, чиновник пообещал, что к решению проблемы подключится министерство, куда также можно обращаться с жалобами на несвоевременное оказание медпомощи.

 

Чиновники надеются, что до коллапса не дойдет (но, кажется, он уже наступает)

Официально власти заявляют о наличии некоторого количества «свободных коек» в ковидных госпиталях Саратова (около 300 штук). Об этом же говорил и первый замминистра Шувалов в своём комментарии «Правмиру». Однако фактически госпитализация для многих жителей региона остаётся недосягаемой привилегией. Как и проведение исследований при помощи КТ (компьютерной томографии) или тестирование на наличие коронавирусной инфекции.

Об этом, среди прочего, свидетельствует нарастающий вал обращений в редакцию нашего издания от людей, которые не просто жалуются на систему здравоохранения, но просят спасти их жизни (или жизни родственников). Таких сигналов в последние недели всё больше и больше. Вот лишь последние из них:

— саратовец рассказал, что его родителей с температурой под 39 и положительным тестом на ковид не везут в больницу, а советуют купить домой кислородные баллоны;

— бывший муж певицы Алены Апиной не может добиться госпитализации с признаками пневмонии и лечится препаратами, которые врач выписывал его знакомым;

— женщине, у которой врачи «скорой» заподозрили двустороннюю пневмонию, не могут найти место в больнице

— сын 50-летнего мужчины, скончавшегося от коронавируса в больнице, рассказал, как умирал его отец, которого длительное время не хотели госпитализировать

 

вызовите врача на дом

В Telegram-канале «СтопКоронавирус_Саратовская область» власти продолжают рассылать сообщения с призывами «не заниматься самолечением» и «вызывать врача на дом» при первых симптомах ковида

 

Зачастую у жителей региона остаётся не так много способов попасть в больницу или даже просто добиться прихода врача на дом. Вот два основных: дождаться, пока заболевание разовьётся до смертельно опасного состояния или поднять шумиху в СМИ. У тех, кто выбирает второй вариант, больше шансов в результате остаться в живых. Чиновники от здравоохранения стараются вести с такими людьми переговоры.

ИА «Версия-Саратов» неоднократно фиксировало случаи, когда представители профильного министерства или определенного медучреждения договаривались с больными о том, что те отзовут жалобы из СМИ в обмен на получение требуемого лечения. Родственнице одного из пациентов предлагали «настоять на удалении» уже опубликованного проблемного материала в нашем издании. В обмен на это её близкого человека инфицированного ковидом обещали определить в лечебное учреждение с более подходящими условиями. В тот же день этот больной скончался.

На недавнем брифинге по поводу ситуации с пандемией коронавирусной инфекции в регионе замминистру здравоохранения Саратовской области Денису Грайферу задали вопрос: при каком ежесуточном приросте числа больных наступит коллапс, и система здравоохранения не справится? Чиновник не назвал конкретную цифру, но выразил надежду, что предпринимаемые властями меры и соблюдение рекомендаций жителями не позволит довести ситуацию до коллапса.

Последние два дня в Саратовской области фиксировалось более 190 случаев выявления ковида у населения.

 

«То, что произошло с папой — не единичный случай»

Отметим, что жалобы на несвоевременное оказание медицинской помощи были и ранее, до осеннего роста заражённых коронавирусной инфекцией в регионе. Так, в августе широкую огласку получила трагическая история актера Саратовского театра оперетты, заслуженного артиста России Анатолия Горевого.

Мужчине было 68 лет. Как рассказали его родственники, Горевой почувствовал недомогание 12 августа. С тех пор его, с известными всем симптомами — высокой температурой, сухим кашлем и одышкой — не только не тестировали на COVID-19, но и упорно отказывались госпитализировать.

Даже после того, как 16 августа температура у него поднялась до 40 градусов. И после компьютерной томографии, которая, по словам близких артиста, показала 75 процентов поражения легких. Каким-то чудом, несмотря на заявления о том, что «в больнице места нет», мужчину всё-таки госпитализировали 17 августа. С третьей попытки.

Спустя 11 дней он скончался во 2-й городской больнице города Энгельса. До этого он несколько дней провёл в реанимации на аппарате ИВЛ с подтвержденным ковидом.

Позже стало известно, что, уже страдая от температуры и пытаясь побороть болезнь в домашних условиях, Анатолий Горевой принимал участие в записи ролика социального проекта «Благодарим». На видео артист выражает уверенность в том, что благодаря врачам и волонтерам в стране удастся победить коронавирусную инфекцию. Этим деятелям он посвятил песни о людях в белых халатах и о любви к стране в своём исполнении.

Смотреть этот ролик по-настоящему страшно, зная, что случится с Горевым спустя несколько дней после съёмки. «Эпидемия еще не закончилась, за этот период мы с вами доказали, что можем решать задачи исключительной сложности. Никогда и никто не будет оставлен в беде. Если потребуется, всё соберем в кулак, и вся Россия придет на помощь», — говорит артист на записи.

 

 

После произошедшего руководство регионального минздрава заявило, что будет проведена тщательная проверка. Также свои обращения в различные инстанции направили родственники артиста, которые считают, что тот не получил своевременную и адекватную помощь.

Его невестка — Мария Горевая — рассказала ИА «Версия-Саратов», что обратилась в страховую компанию, Росздравнадзор, территориальный фонд обязательного медицинского страхования и в региональный минздрав.

— Папа умер 28 августа. Обращения мы направили 4 сентября. На сегодняшний день проверка ещё ведется. И у меня возникают сомнения по поводу объективности данных, которые в ходе этой проверки могут предоставить в региональный минздрав.

Так, по словам Марии, результаты компьютерной томографии, которые 17 августа показали 75 процентов поражения легких, теперь якобы «выглядят иначе». Там уже идёт речь о поражении в 20-50 процентов. Собеседница не исключает, что медучреждением может быть произведена подтасовка каких-то документов с целью увести от ответственности возможных виновников произошедшего.

— Когда папа был ещё жив, мы пытались спасти его, предавая этот случай широкой огласке. И ко мне стали обращаться жители Саратовской области, которые столкнулись с теми же проблемами. Очень много людей, — отметила Горевая. — Мы обменивались контактами, списывались в соцсетях. И тогда я поняла, что это — не единичный случай. Всё идет по одному и тому же сценарию. Когда происходит так, что к людям не едут «скорые». А если и едут, то не забирают их. Так же, как к нашему папе, приходят терапевты и не ставят никаких диагнозов, не записывают на тестирование.

Эти люди, они теперь, знаете, стоят за моей спиной. Их истории… Они пишут мне до сих пор. У нас получился такой скорбный круг. У кого-то таким образом умерли сразу два члена семьи. Я познакомилась с Ольгой, у которой так умерли папа и сестра.

У одной девочки умерла бабушка, которая много чего рассказывала, пока была жива. Она была в больнице и говорила, что там происходит нечто ужасное. Особенно ей было страшно по выходным, потому что тогда, по её словам, к больным вообще никто не подходил. Эта бабушка очень боялась выходных, потому что, как она говорила, люди умирали в муках. Она так и умерла тоже — в выходной.

Много историй о том, как больным не дают направления на тестирования на ковид. Объясняют это тем, что человек не может доказать, что контактировал с зараженным. И даже после того, как человек говорит: «Я могу подтвердить, со мной в одной квартире живет родственник, у которого положительный тест и результаты КТ», к нему всё равно не приходят. Это происходит прямо сейчас в Энгельсе.

Вот сейчас говорят о том, что в условиях пандемии ситуация — как на войне. Я всё могу понять, это действительно тяжело, вал пациентов. Но дело в том, как себя ведут некоторые сотрудники больниц, как они общаются. И в том, что они порой не лечат даже с теми возможностями, которые у них есть.

Одна девушка мне рассказывала, что её папа, который лежал в саратовской больнице, лежал там голый. Его даже не одели. У него в реанимации отобрали телефон, говорили, что он якобы неадекватный. Он где-то у кого-то нашёл телефон, попросил, позвонил жене и рассказал: «Я лежу, ко мне никто не подходит. Я очень хочу в туалет, но не могу дойти до туалета». Через двое суток он умер. И всё.

Я не думаю, что в таких случаях, которые не единичны, речь идет о перегрузке системы здравоохранения. Здесь другое. Врачей действительно может не хватать. Но должна же быть совесть. Должно оставаться что-то человеческое, — говорит Мария Горевая.

 

P.S.

Между тем, власти продолжают отчитываться о наличии свободных коек для больных с ковидом и пневмонией в регионе. Так, 24 октября Telegram-канал «СтопКоронавирус_Саратовская область» сообщил о том, что не занятыми на сегодняшний день остаются 375 мест в лечебных учреждениях.

«Готовится резерв в 220 коек на базе крупных районных больниц. С учетом выписки 200-250 человек из стационара ежедневно можно говорить о резерве в 575-600 коек, в связи с чем все нуждающиеся в госпитализации будут госпитализированы», — заверили чиновники, чем вызвали в форуме на нашем сайте негодование со стороны людей, которые не могут добиться стационарного лечения родственников, получая в ответ от врачей одно объяснение: «мест нет».

Мы продолжаем следить за развитием событий.