Экс-руководитель Экономбанка заявил о склонении его к "сделке со следствием" в саратовском СИЗО

Экс-руководитель Экономбанка заявил о склонении его к сделке со следствием в саратовском СИЗО
© ИА «Версия-Саратов»

Вчера, 15 февраля, Октябрьский районный суд Саратова рассмотрел ходатайство руководителя следственной группы по делу Экономбанка Гурьевой. Она просила продлить срок содержания под стражей бывшему председателю правления кредитной организации – Матвею Суслову. Материалы рассматривала судья Елена Леднева.

Речь идет об уголовном деле, возбужденном 17 месяцев назад по факту якобы совершенных мошеннических действий. Расследование проводят сотрудники ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области. В качестве обвиняемых проходят четыре человека – бывшие работники Экономбанка и коммерческих организаций. Все они до недавнего времени находились под домашним арестом.

В начале февраля 2018 года одного из обвиняемых – Матвея Суслова – поместили под стражу. Поводом для этого послужил не подкрепленный доказательствами рапорт оперативного сотрудника, входящего в следственную группу по делу.

Напомним, адвокат Суслова - Елена Сергун - пыталась обжаловать в областном суде изменение меры пресечения подзащитному с домашнего ареста на заключение под стражу. Было заявлено о том, что обвиняемого могли специально поместить в СИЗО для оказания на него давления. Теперь эти доводы защите предстоит озвучивать в кассационной инстанции.

В ходе рассмотрения ходатайства о продлении меры пресечения для Матвея Суслова на два месяца — до 19 апреля 2018 года — обвиняемый снова заявил о подозрительной активности правоохранителей.

- Уважаемый суд, все претензии следствия имеют отношение к моей деятельности в должности председателя правления Экономбанка, - отметил Суслов в Октябрьском суде. - Я не занимаю эту должность с марта 2016 года. То, что мне вменяется, зафиксировано в качестве официальных договоров, которые ни я, ни следователи не оспариваем. Мы расходимся лишь в оценке этих документов. Так что, я не могу никак повлиять на ход расследования и не представляю опасности для общества, как физическое лицо. Хотел бы подчеркнуть, что уже дважды за последнюю неделю меня посещали в СИЗО сотрудники полиции с предложением пойти на сделку со следствием. Я не против всесторонне помогать в ходе расследования, но меня склоняют именно к оговору себя и других людей. Поэтому прошу изменить мне меру пресечения на домашний арест.

В качестве представителя следственной группы по делу Экономбанка в Октябрьском районном суде выступил Сергей Миронов, который ранее отметился в областном суде. Здесь он сначала представился руководителем следственной группы, но сразу же поправился, отметив, что является лишь ее членом. Миронов пытался обосновать ходатайство о продлении меры пресечения тем, что сотрудники ГСУ за полтора года, что длится расследование, успели допросить 60 свидетелей, а сейчас ждут результаты назначенной еще полгода назад экспертизы.

Сергей Миронов.JPG

Сергей Миронов

- 19 февраля истекает срок содержания обвиняемого под стражей. В связи с тяжестью дела, объемом работ, окончить следствие до этого момента не представляется возможным. Считаю, что обвиняемый может скрыться от правоохранительных органов и суда. Прошу продлить содержание под стражей до 19 апреля, - заявил Миронов.

- А чем вы можете подтвердить свою уверенность в том, что мой подзащитный намерен сбежать от правосудия или как-то повлиять на ход расследования? - задала вопрос Сергею Миронову адвокат Елена Сергун. - За 10 месяцев, которые он провел под домашним арестом, он ни разу не предпринимал попыток на кого-то надавить, уничтожить доказательства или скрыться.

- Оперативники указывают, что он встречался с одним из свидетелей. А мог и с другими встречаться, но это не подтверждено, - вспомнил Миронов про не подтвержденный доказательствами рапорт оперуполномоченного Родькина.

- Вы сейчас говорите о рапорте, который даже не приложен к материалам этого дела. А я вас прошу назвать конкретные доказательства, ссылаясь на которые можно сказать, что Матвей Суслов может содержаться только под стражей. Есть такие доказательства?

- Те же материалы были представлены в апелляцию и были там приняты, - ответил следователь.

- Вы скажите не о том, что где-то было, а о том, что есть здесь и сейчас по нашему делу, - не отступала адвокат. - Имеются какие-то доказательства, что он кого-то запугивал?

- Не имеется.

- Когда заканчивается срок предварительного следствия по этому уголовному делу? - уточнила у Миронова Елена Сергун.

- Срок заканчивается 14 марта.

- Но вы просите продлить содержание под стражей моему подзащитному до 19 апреля. Как такое по вашему возможно? Вы уже направляли в вышестоящие инстанции запрос о продлении срока предварительного следствия?

- Нет. Но мы будем продлевать за пять суток до истечения этого срока.

После этого Елена Сергун выступила с ходатайством об избрании в отношении Матвея Суслова меры пресечения в виде домашнего ареста. Адвокат еще раз напомнила о том, что отправляя обвиняемого в СИЗО, суд просто поверил "сфабрикованному", по ее мнению, рапорту оперативника Родькина, указав на то, что тот является должностным лицом и не доверять ему нет причин.

- Это становится незаконным и опасным прецедентом, - отметила Елена Леандровна. - Родькин такой же человек, как и все. Доверять каждому его слову только потому, что он должностное лицо, считаю, неправильно. Я уже говорила об этом, повторюсь: в Уголовном кодексе целый раздел посвящен преступлениям, которые совершают должностные лица.

Также адвокат обратила внимание суда на то, что следствие длится уже полтора года, из которых 10 месяцев Суслов находился под домашним арестом.

- За это время следствие не предъявило ему обвинение по 7 эпизодам, возбужденным еще в июне-августе 2017 года. Четырежды удовлетворив ходатайство Суслова о даче им пояснений эксперту, за последние шесть месяцев ему так и не дали это сделать. А теперь еще и поместили в СИЗО, чтобы совсем лишить такой возможности отстаивать свою позицию. Специфика данного уголовного дела в том, что его предметом являются официальные банковские кредитные операции, неоднократно проверенные аудиторами, ЦБ РФ и АСВ. Все документы изъяты следствием еще в апреле 2017 года. Защита и обвинение расходятся в оценке и толковании данных операций, однако само содержание кредитных договоров, равно, как и факт их существования, Матвей Суслов никогда не отрицал и не отрицает. Таким образом, уничтожить данные доказательства он не может объективно, более того, никогда таких намерений и не имел. Доказательства его невиновности защита строит именно на этих документах, - подчеркнула Елена Сергун.

Отдельно она остановилась на нестыковке сроков продления меры пресечения Суслову и проведения предварительного следствия. Фактически, полицейские попросили суд оставить обвиняемого в СИЗО на месяц дольше, нежели будет идти расследование.

- Доказательств продления срока предварительного следствия далее 14 марта 2018 года в материалы не представлено. Суд не вправе продлить срок содержания под стражей за пределы срока установленного для предварительного следствия, поскольку мера пресечения избирается только в рамках конкретного уголовного дела, - отметила адвокат.

Елена Леднева.jpg

Елена Леднева

Тем не менее, судья Елена Леднева вынесла постановление об удовлетворении ходатайства следствия, вместе с тем, отказавшись менять меру пресечения обвиняемому с содержания под стражей на домашний арест.

- Мы намерены обжаловать такое постановление как незаконное, - заявила нашему корреспонденту Елена Сергун. - Судья сослалась на то, что наши доводы о невозможности продления меры пресечения за пределами срока предварительного следствия не основаны на нормах действующего Уголовно-процессуального кодекса. В Саратове почему-то нет единой позиции судов по этому вопросу. Например, в Кировском суде отказывают следователям в удовлетворении подобных ходатайств, а в Октябрьском почему-то такие ходатайства удовлетворяют. Полагаю, что областной суд должен как-то высказаться по данной позиции, поскольку это обстоятельство станет одним из оснований моей жалобы.

Материал по теме:

Адвокат считает, что судом создан опасный прецедент по использованию рапорта оперативника без его проверки в качестве доказательства

Наше издание продолжит следить за развитием событий.