Министр Мухин заявил, что чиновники решили отдать 700 тысяч рублей за исследование территории Сенного рынка московскому эксперту на безальтернативной основе потому, что так «просто быстрее»

Министр Мухин заявил, что чиновники решили отдать 700 тысяч рублей за исследование территории Сенного рынка московскому эксперту на безальтернативной основе потому, что так «просто быстрее»
Владимир Мухин / © ИА «Версия-Саратов»

В ходе сегодняшнего брифинга, министр — председатель комитета культурного наследия Саратовской области Владимир Мухин ответил на некоторые вопросы нашего издания по поводу происходящего с территорией Сенного рынка. Напомним, власти задумали организовать там «достопримечательное место», что в итоге может привести к ликвидации торговых рядов.

В свою очередь, предприниматели предлагают иные варианты — облагораживание территории с сохранением рядов в современном виде. Эту идею поддерживают и покупатели, переживающие за судьбу рынка. Однако, чиновники, кажется, всерьёз намерены сделать из площадки вокруг рынка «памятник» — объект культурного наследия (ОКН).

Для обоснования такого решения 29 сентября была произведена закупка у единственного поставщика. Подведомственное Мухину ГАУК «Научно-производственный центр по историко-культурному наследию Саратовской области» (ГАУК НПЦ) отдало на безальтернативной основе более 700 тысяч рублей самозанятому московскому эксперту Михаилу Иванову.

Мы подробно писали об этом случае в публикации по ссылке. На вопросы, заданные в этом тексте, также попытался ответить министр Мухин.

Нас в этой истории интересовало следующее:

— Почему услугу по проведению экспертизы закупали у единственного поставщика?

— Зачем за день до проведения закупки управление Мухина издало приказ, которым были внесены изменения в положение о закупках ГАУК НПЦ, и появилась возможность заплатить 700 тысяч рублей единственному поставщику?

— Почему для этой работы был выбран именно эксперт Иванов?

— Исполнено ли уже предупреждение УФАС о внесении изменений в положение о закупках ГАУК НПЦ, чтобы впредь не допускать выделения бюджетных средств единственному поставщику, ограничивая права других участников рынка?

Мухин не стал говорить о том, по какому принципу чиновники выбрали в качестве получателя беспрецедентно большой суммы эксперта Иванова. Чиновник при этом сослался на некие «персональные данные».

Ответы министра на остальные вопросы приводим ниже:

«Давайте начну с историко-культурной экспертизы. Помимо тех вопросов, которые тут звучали, к нам приходят другие вопросы, где различные СМИ (как минимум два, не буду их сейчас тут озвучивать) проявляют интерес к этой теме. Предполагаю, что не просто так проявляют интерес, заинтересованы в этом. Жители города задают вопрос, собственники территории задают те же самые вопросы.

Действительно, такая экспертиза была проведена. Сразу хочу сказать, что экспертиза достопримечательного места, а не асфальта, как вы пишите. А именно достопримечательного места. На суд эксперта было вынесено не включение объекта в реестр, а обоснованность такого решения.

Поэтому, я надеюсь, сейчас нас слышат те, кто задавали эти вопросы. Я вас прошу, будьте точны в формулировках. Тем более что вы иски, я знаю, подаёте, обжалуете экспертизу. Вы точнее просто формулируйте, вам проще так будет. Потому что неточность ваших формулировок ведёт к запутыванию дела.

Экспертиза обоснованности включения в реестр достопримечательного места есть. Сейчас мы работаем с теми предложениями, которые поступили из различных источников в отношении этой экспертизы, отрабатываем их и примем по ним решения. Экспертиза предполагает заключение эксперта, где он скажет о целесообразности или нет, где он предложит охранный статус муниципальный. Он уже есть, мы его уже видели.

В рамках данной экспертизы разработан предмет охраны и границы территории. Здесь важно ответить, что часто слышу, что статус территории достопримечательного места лишит людей возможности проведения там торговли. Еще раз, хочу, чтобы вы меня услышали. Любой статус — некие дополнительные условия, которые на территории или если это объект капитального строительства, нужно соблюдать. Сам статус не говорит о том, что нельзя проводить капитальный ремонт на каких-то домах или нельзя вести какую-то деятельность. Нельзя делать только одного на объекте — его уничтожать. Все остальное делать можно.

Что касается территории достопримечательного места. У нас данная территория не единственная. У нас несколько территорий достопримечательных мест. Я вас уверяю, никто не высказал никаких отрицательных эмоций, что такой статус есть. А только помогает сохранить территорию от посягательств ненужных и позволяет применить меры, чтобы территория была надлежащим образом оформлена и содержалась. Сам статус не говорит о том, что там чего-то делать нельзя.

Границы территории определены, и предмет охраны определен. Это те ценные элементы на этой площади, которые мы с вами не должны были изменить, уничтожить и снести. Один из таких элементов — здание Сенного рынка. Несмотря на то, что оно в разные периоды, в том числе в связи с пожаром, претерпело изменения, основные габариты и конфигурации сохранены. И предмет охраны говорит о том, что это должно остаться так. Сам объект не будет является ОКН, поэтому его пользование как было, так и остается. Ничего здесь нового с учетом статуса достопримечательного места, не будет.

А вот то, что беспокоит людей, как будет использоваться территория, в этом документе нет и быть не может. Потому что после того, как будет придан статус, муниципальные органы будут разрабатывать режим использования территории. Мы с вами понимаем, что в городе и так есть режимы, которые предусмотрены правилами землепользования и застройки. С учетом этих правила город разработает и режим использования территории. Где и что на данной территории быть может и чего быть не может. Поэтому сейчас обсуждать вопрос того, что есть достопримечательное место и что сам статус влияет на что-то, это не так. Я неоднократно это говорил, но либо меня не услышали, либо не хотят услышать.

Соответственно, режим использования территории будет разрабатываться отдельным проектом. Он в отличие от целесообразности включения в реестр того или иного объекта, если мне память не изменяет, будет рассматриваться по историко-культурной экспертизе тремя экспертами, а не одним. Он также будет обсуждаться. Вот там уже будут те режимы территорий, которые вас интересуют.

Теперь то, о чем я говорил. Я прошу вас быть точнее и не писать того, чего нет. Почему закупка у единственного поставщика. Потому что ничего не противоречит. У нас в конце года провести процедуры конкурсные мы физически не успеваем. Это первое. Но поскольку есть процедура запроса котировок, где мы определяем разработчиков с наименьшей ценой, эту процедуру ГАУК НПЦ и применило. Ничего здесь сверхъестественного нет.

А вот тот вопрос, зачем за день до проведения закупки издан приказ, в котором были внесены изменения, позволяющие заплатить 700 тысяч… Как бы мне это помягче сказать. Может быть, мне и не надо было говорить сейчас, потому что у нас с вами предстоит разбирательство в других органах, но на сегодняшний день это неправда. Поскольку таких изменений не вносилось в данные документ. Изменения касались других вещей, причем совершенно не касающихся данной темы. Они касались сроков проведения и выплат. А то, о чем вы говорите по поводу оплаты такой суммы, я не помню, по-моему, они еще в 2021 году были внесены в положение о ГАУК НПЦ. Это связано с тем, что у нас зачастую после проведения конкурсных процедур в конце года есть некая экономия, которую мы должны эффективно использовать. Но сроки проведения конкурсных процедур не позволяют это использовать, поэтому применяется такая процедура, она просто быстрее по срокам.

Что касается единственного поставщика, не буду называть фамилии людей, которые были у меня (представили территории данного объекта) и тоже не советую говорить неправду. Я изначально сказал, что процедура будет проведена подведомственным учреждением, и они определятся, в рамках конкурсных процедур это сделать или с запросом котировок. Я никогда не говорил, что это будет сделано так и никак иначе. Потому что самостоятельное юридическое лицо взвесило все аргументы и приняло решение. А изменения, о которых вы тут пишете, таких изменений перед этими процедурами просто не было сделано.

Мы работаем с УФАС сейчас, поэтому не буду комментировать взаимодействие двух государственных органов. Это мы будем разбираться. Если какие-то ошибки УФАС подскажет, какие нужно исправить, мы исполним и исправим или докажем, что ошибок нет. Поэтому я думаю, что мы как компетентные орган, с УФАС разберемся и точку поставим», — заявил министр Владимир Мухин.

Напомним, что экстренная закупка экспертизы у самозанятого Иванова была произведена чиновниками за 700 тысяч 29 сентября, то есть, за три месяца до окончания календарного года. Вместе с тем, максимальный срок проведения конкурентной закупки в таком случае мог составить лишь 15 дней. То есть, уже 15 октября закупка могла быть завершена.

Но тогда помимо Иванова на конкурс мог выдвинуться любой эксперт или организация в России. И стоимость, а, возможно, и результат экспертизы тогда могли бы сильно отличаться от нынешних. Может в этом, а вовсе не в якобы сжатых сроках, кроется разгадка закупки у единственного поставщика?

Кроме того, очевидно, что ответственность за судьбы сотен работников торговых рядов возле Сенного рынка областные власти «переваливают» на городских коллег. Мол, мы просто признаём ОКН, а что там запретят или не запретят — обсуждать рано. Но суть в том, что потом, когда трудяги останутся без работы, а саратовцы без полюбившихся рядов, обсуждать это уже будет поздно. Только руками разводить, разве что.

Поэтому, вопросы к властям остаются. И мы продолжим следить за развитием событий.