Нападение с ножом на студентку СГЮА. Через полтора месяца домой к пострадавшей пришли полицейские и спросили у неё: «А вы не слышали, что здесь девочку маленькую порезали?»

Нападение с ножом на студентку СГЮА. Через полтора месяца домой к пострадавшей пришли полицейские и спросили у неё: «А вы не слышали, что здесь девочку маленькую порезали?»
Тумбочка в прихожей после нападения / фото предоставлено мамой пострадавшей

Женщина, на дочь которой напал однокурсник, рассказала нашему изданию о том, как правоохранительные органы отреагировали на сообщение в СМИ о бездействии следствия. Напомним, инцидент произошёл ещё 13 декабря 2021 года. Тогда студент юридического колледжа СГЮА набросился с ножом на девушку, отказавшуюся с ним общаться.

Нападение случилось в подъезде многоквартирного дома, в котором проживает пострадавшая. По словам её мамы, девушке чудом удалось спастись — на её плаще она насчитала 16 порезов, первые удары наносились ножом в шею и голову. Подробнее об этом можно прочесть в публикации по ссылке.

В конце января 2022 года мама пострадавшей приняла решение обратиться за помощью к журналистам, поскольку полтора месяца, прошедшие с момента нападения, компетентные органы практически ничего не делали. Уголовное дело не было возбуждено. В отношении нападавшего не избиралась мера пресечения. У девушки даже не изъяли окровавленную и изрезанную ножом одежду, которая продолжала храниться у неё дома.

Заявительница рассказала, что проведением проверки занимается следователь следственного отдела по Ленинскому району Саратова регионального СУ СКР Наталья Трошина. Последней каплей стало то, что Трошина якобы заявила о передаче материалов проверки из следственного отдела в полицию.

После того, как наше издание описало происходящее, пострадавшую и её маму записали на личный приём к руководителю регионального СУ СКР Анатолию Говорунову. Встреча должна состояться в понедельник, 7 февраля.

На нашу публикацию также отреагировала следователь. Как рассказала мама студентки, Трошина «осталась недовольна статьёй».

— После выхода публикации следователь мне сразу позвонила и говорит: «Зачем вы там неправду сказали?» Мне стало интересно, в чём неправда. Я уточнила. Она говорит: «Вы же сами написали, что я передала дело в полицию». Мол, тогда в чём бездействие следователя? Вроде, полиция и должна этим заниматься. И добавила: «Вы зря со следователем так взаимоотношения строите», — отметила собеседница.

После этого, в среду — 2 февраля — в многоквартирный дом, где проживает пострадавшая, пришли две женщины, представившиеся сотрудницами полиции. Они ходили по подъезду, в котором полтора месяца назад произошло нападение, и опрашивали жильцов: слышали ли они что-то 13 декабря прошлого года.

— Они постучались даже к моей дочке и спросили у неё: «А вы не слышали, что здесь девочку маленькую порезали?» А дочка отвечает: «Вообще-то это меня порезали». Представляете?

А вчера — 3 февраля — мы ездили к следователю Трошиной, чтобы отвезти ей вещественные доказательства. Она дочь вызывала, чтобы та привезла порезанные вещи, до которых никому раньше дела не было.

Я у следователя тогда спросила: «А почему вы нас вызываете? Вы же сказали, что в полицию всё передали и не ведёте эту проверку». А она в глаза мне смотрит и говорит: «Я вам никогда такого не говорила, вы что».

Вообще, следователь разговаривает с нами так, будто мы — не пострадавшие, а виноватые. Я ей всё высказала. Сказала: вот, как у вас всё тянется, только после публикации в СМИ пришли соседей опросить и вещи решили забрать, — поделилась женщина итогами посещения следственного отдела.

Мы продолжим следить за развитием событий.