«Насколько нас хватит — вообще непонятно». Перевозчики о работе в условиях коронавирусного кризиса

«Насколько нас хватит — вообще непонятно». Перевозчики о работе в условиях коронавирусного кризиса
Обработка автобуса компании «Властелин» после рейса / © ИА «Версия-Саратов»

Продолжаем серию публикаций о том, как выживает саратовский бизнес в условиях мировой пандемии новой коронавирусной инфекции. В конце марта, еще до введения серьезных ограничительных мер в регионе, мы побеседовали с владельцем хотдожной (тогда как раз начали массово закрываться заведения общепита). Позже — поговорили с совладельцем клуба виртуальной реальности, которому теперь приходится играть по новым правилам. На сей раз речь пойдет о сфере пассажирских перевозок.

Около 70 компаний-перевозчиков Саратовской области направили письмо в адрес премьер-министра, председателя правительства РФ Михаила Мишустина с просьбами о помощи. Корреспондент ИА «Версия-Саратов» поговорила с одними из подписавшихся — Дмитрием Петровым, руководителем ООО «ВПЛ Поволжье» (ГК «Властелин»), о том, в каком положении сейчас находятся транспортные предприятия и что делают, чтобы удержаться на плаву.

 

Пассажиропотока нет, доходов тоже

— Для транспортной отрасли и для нашего предприятия ситуация сложилась весьма болезненная. Основные потребители наших услуг — это пенсионеры, студенты и школьники. Из-за введенных ограничений пассажиропоток снизился на 70%, по некоторым направлениям до 95%. Особенно заметно это на межмуниципальных маршрутах.

Люди практически перестали ездить, в силу режима изоляции. Закрыты учебные заведения, многие предприятия переведены на дистанционный режим работы, кого-то просто отправили домой на время действия этих «карантинных» мер.

 

Петров

Дмитрий Петров

 

Но, несмотря на ограничительные меры, регулярные перевозки не прекращены. На сегодняшний день наше предприятие обслуживает более 20 регулярных маршрутов, в том числе и городские, и пригородные, и междугородние — такие как Саратов-Москва, Балаково-Москва и т. д. При этом у нас нет возможности сократить количество рейсов в связи с упавшим пассажиропотоком. Действующее законодательство нам этого не позволяет. Да мы и сами чувствуем ответственность за транспортное обеспечение населения. Поэтому все рейсы выполняем по тому графику и расписанию, которое предусмотрено свидетельством на право перевозок.

Иногда автобусы уходят пустые и пустые возвращаются. Для компании — это колоссальные убытки. Ну например, затраты на рейс по направлению Саратов-Красноармейск составляют 7-8 тысяч рублей в день. Это вместе с топливом, зарплатами, со всеми налогами. А приносит этот маршрут сейчас хорошо, если 1000 рублей в день. То есть падение доходов составляет 80-90%.

У нас очень большая расходная часть. Если раньше доходов хватало на то, чтобы регулярно обновлять подвижной состав, то сейчас реально не хватает денег, чтобы выдать зарплату. Приходится даже собственные средства учредителей вносить на счета, пополнять зарплатные фонды и резервы для обеспечения других обязательных платежей.

Отменить автобусы мы не можем. Даже если с одного конца автобус идет пустой, в обратную сторону может быть кто-то сядет. Людям же нужно ездить в больницы и другие социально-значимые учреждения, это же все продолжает работать.

Несмотря на такую «веселую» экономику, мы никого не сокращаем. Тех работников, кого можно, перевели на «удаленку». Например, бухгалтерию, юридический отдел, делопроизводство. Остальные работают в штатном режиме, в том числе кассы, с соблюдением всех требований к безопасности. На днях к нам приезжала проверка из министерства транспорта, смотрели, как мы обрабатываем автобусы, дезинфицируем кассы. Мы каждые 3 часа протираем все поверхности, с которыми контактируют люди, проводим кварцевание помещений — делаем все что можем и что необходимо.

Ситуация конечно очень печальная. Насколько нас хватит — вообще непонятно.

 

С арендой договорились, по лизингу — нет

— Ряд занимаемых компанией помещений, в том числе и станции, остановочные пункты, компания арендует. И надо отметить, что арендодатели, хотя и не все, пошли нам навстречу. Где-то скидку предоставили по арендным платежам, где-то оставили только расходы на коммуналку, где-то дали отсрочку. Мы эти договоренности зафиксировали дополнительными соглашениями. Тех, кто на уступки не идет — немного, но их можно понять. Владельцы помещений сами по уши в долговых обязательствах. Свои арендные объекты приобретали на кредитные средства и сейчас точно так же как и все должны продолжать по этим кредитам платить. 

С лизингом все гораздо сложнее. У нас в лизинге около 70 единиц техники из 100. Ежемесячный платеж по одному автобусу составляет 60-70 тысяч рублей. По лизинговым платежам, к большому сожалению, пока никаких отсрочек не предусмотрено. У нас и многих других транспортных компаний, как мне известно, уже начались просрочки. Если ситуация не изменится в ближайшее время, то лизинговые компании получат все основания взыскивать с транспортных предприятий штрафы, пени и саму технику. А это повлечет проблемы другого порядка.

На эту проблему мы обращаем внимание в коллективном письме транспортных компаний к председателю федерального правительства Михаилу Мишустину, председателю Государственной думы Вячеславу Володину,  губернатору, ко всем крупным нашим бизнес-объединениям. Мы считаем, что необходимо распространить действие кредитных каникул на взаимоотношения с лизинговыми компаниями. Потому что очень большие, просто колоссальные убытки мы сейчас несем. Это нужно чтобы сохранить транспортную доступность и не нагнетать еще больше социальную напряженность, и чтобы не закрыться в принципе, не ликвидировать рабочие места. Надеемся на какой-то положительный результат. Но пока никакого ответа нет. Написали только, что обращение принято в обработку. 

 

Нужная поддержка

— В существующих условиях бизнес будет рад любой помощи. Вот сейчас отменили транспортный налог на 2020 год для компаний, осуществляющих перевозки пассажиров по регулярным маршрутам. На днях Владимир Путин обещал, что работодателям будут возмещать по 12 тысяч рублей на каждого работающего сотрудника. Конечно, это нам помогло бы в какой-то мере. Но все вопросы бизнеса этим не закроешь. Особенно в условиях неопределенности, когда никто не может точно сказать, как долго продлятся карантинные меры. И насколько плачевными по итогу будут результаты.

Если речь идет о 2-3-4 месяцах, то многие ИП и малые предприятия закроются. Я мониторил сайты с объявлениями и заметил, что уже сейчас многие перевозчики-ИП выставили свой транспорт на продажу. Очевидно же, что не от хорошей жизни. У транспортников не слишком большой запас прочности, надо сказать. Мы и сами не решаемся загадывать надолго. Пока рассчитываем, что все ограничения действительно будут только до конца апреля. Исходя из этого и выстраиваем работу, пытаемся как-то крутиться, чтобы удержаться на плаву. Еще раз повторю, что на поддержание компании, на то, чтобы сотрудники не пострадали, привлекаются собственные средства учредителей. Потому что доходов непосредственно от перевозок не хватает катастрофически, даже на зарплату. 

В письме Михаилу Мишустину мы, транспортные предприятия, отразили свое видение необходимой поддержки. Кроме каникул по лизинговым платежам, просим отсрочить введение онлайн-касс. Так как это дорогостоящее мероприятие, дополнительная нагрузка для большинства компаний.  А также просим отменить введение тахографов (контрольное устройство, предназначенное для регистрации скорости, режима труда, отдыха водителей и членов экипажа, — прим. ред.) для городского транспорта. Каждое устройство стоит порядка 50 тысяч рублей. Если оборудовать 100 единиц автобусов, понадобится около 5 миллионов рублей. В нынешней ситуации найти такую сумму просто нереально. Поэтому если обязанность по тахографам не отменят, нам ничего не останется кроме как поставить автобусы. Без тахографов мы ездить не сможем, это будет нарушением закона, последуют штрафы и прочие санкции.

И это не только нашей компании касается. Это головная боль всех перевозчиков. Бизнес такая норма просто добьет.