«Никто себя не чувствует супергероем, призванным спасать мир»: монолог саратовского врача «скорой помощи» о работе во время пандемии

«Никто себя не чувствует супергероем, призванным спасать мир»: монолог саратовского врача «скорой помощи» о работе во время пандемии
© ИА «Версия-Саратов»

Продолжаем публиковать истории о людях, чья работа не может быть приостановлена или переведена на «удалёнку», несмотря на объявленную самоизоляцию из-за пандемии нового коронавируса. Ранее о своих буднях рассказали водитель маршрутки, таксист, доставщик еды и врач-педиатр детской больницы, ставшей базовой для пациентов с подозрением на COVID-19. Сегодняшний герой — врач саратовской скорой медицинской помощи, пожелавший остаться анонимным.

«Не могу сказать, что работы у «скорой» стало больше. Мы всегда были очень загружены. Все знают, что у нас в январе была тяжёлая ситуация по гриппу и ОРВИ. Если честно, мы ещё после этого не совсем пришли в себя.

Но вообще все хорошо понимают, что совсем скоро станет куда тяжелее. Конечно, это никого не радует, но и какого-то недовольства нет. По крайней мере, я ещё не слышал о том, что кто-то решил уволиться в связи с ситуацией. О том, что где-то на «скорой» руководство удерживает работников насильно мне тоже ничего не известно. Уверен, если бы было такое — молва бы донесла, но пока нет даже слухов.

Страшно ли мне и другим работникам «скорой»? Конечно же. И никто себя не чувствует супергероем¸ призванным спасать мир. Разумеется, боимся заболеть сами, что кто-то в семье заболеет, мы ведь пока ещё возвращаемся домой после дежурства. Медики — первые контактные, об этом как-то все всегда забывают.

Много несознательных людей, тех, которые вернулись из Европы в конце марта, а диспетчеру и бригаде о своих путешествиях не рассказывают. Хотя, многие врачи и не спрашивают, если нет симптомов инфекционного заболевания. А стоило бы, я вот у всех уже спрашиваю. Уже не только о зарубежных поездках, а вообще о любых за пределы региона.

Ещё в конце марта несколько бригад отправились на карантин, как контактировавшие с носителями нового коронавируса. Люди возвращались из Европы, сами сидели на обязательной самоизоляции, а диспетчерам и бригадам об этом не говорили. А потом тест подтверждал у пациентов COVID-19. Разумеется, всех медработников, контактировавших с больным, изолировали.

Маски у нас есть. Конечно, на суточное дежурство нужно больше, но я не уверен, что сейчас хоть кто-то в мире ими полностью обеспечен, включая медучреждения (согласно рекомендациям ВОЗ, маску следует менять каждые два часа; по подсчётам организации, для борьбы с коронавирусом медицинским заведениям нужно около 89 млн масок ежемесячно, — прим. авт.). На подстанциях и в больницах всегда можно обработать руки кожным антисептиком.

В машинах у нас даже аппараты ИВЛ есть, транспортные, конечно, для стационаров не подойдут. Но довезти тяжёлого больного сможем. От коллег постарше много слышал про то, как работали раньше. Тогда все «выездные» (выездным персоналом называют действующие бригады «скорой помощи», — прим. авт.) ездили на древних «буханках», с проржавевшими насквозь полом и дверями, открывающимися на ходу. Сейчас такого, конечно же, нет. «Скорая помощь» укомплектована всем необходимым.

Не хватает медиков. Особенно в «скорой помощи». Жаль, что горожане часто этого не понимают. Проблема нехватки медперсонала существует вообще по всей России. И хотя наша область в рейтинге дефицита медработников «середнячок», тем не менее, нехватка кадров ощущается. И в связи с ситуацией будет ещё сильнее ощущаться.

Уже сейчас приезжаешь на вызов — с порога вопрос звонивших: «Почему так долго, вам же выдали машины?!». Машины-то выдали. Вот только врачей, фельдшеров, медсестёр от этого в «скорой» не прибавилось. Впрочем, если я или коллеги об этом говорим, люди понимают и часто даже извиняются.

И ещё — если сообщили, что «скорая помощь» работает «в усиленном режиме», это значит, что имеющиеся бригады загружены сильнее, а не что откуда-то взялись новые.

Что ещё изменилось в работе? Ни одного дежурства не проходит, чтобы кто-то из пациентов не спросил в ужасе: «Скажите, а это не ОН?!». Забавно, что такие вопросы задают как раз те, у кого симптоматика вообще ничего общего с коронавирусом не имеет. А ещё лишний раз убедился — вокруг меня живут удивительные люди. Все возмущаются, мол, «избыточные меры, а коронавируса вообще не существует — все выдумки рептилоидов», зато чуть только начинают кашлять, звонят в «скорую» и требуют взять у них анализ на COVID-19. Причём, на месте, у них же дома.

Скажу и о том, что пока, увы, не изменилось. Это отношение со стороны некоторых пациентов. Часто бригаду «скорой» воспринимают как какой-то обслуживающий персонал. Женщинам частенько хамят или даже угрожают. Начальство знает не обо всех таких случаях, мы докладываем только если была прямая угроза жизни или здоровью работника. Я надеялся, что в условиях пандемии нас больше будут ценить, но пока не заметил такого.

Медработников могут изолировать от семей и отселить, в последнее время про это много разговоров, но не думаю, что нас это коснётся. По крайней мере, это было бы нелогично, всё равно бригада по всему городу мотается.

В конце марта выделили несколько бригад в каждой смене, которые отправляют только к пациентам с подозрением на коронавирус или к контактным. Да уже, думаю, саратовцы эти бригады видели. Люди пугаются, если видят бригаду «скорой» в специальных костюмах в городе, фотографируют, а потом это расходится по соцсетям. У этих бригад несколько типов особого снаряжения, а размещены они в отдельном помещении.

Точно не знаю, но, скорее всего, за такую работу будет прибавка к зарплате. Ее обещали ещё до того, как об этом объявил Путин. Формировались такие бригады без какого-либо давления со стороны начальства, насколько мне известно.

В СМИ недавно видел публикацию — якобы коллективное письмо работников «скорой» о том, что некогда им питаться и негде.

Нам по трудовому договору положено два перерыва на обед и ужин — каждый по 30 минут. Конечно, случается, что их сокращают и нас прямо с обеда вызывает диспетчер, но тогда нам компенсируют это время на втором перерыве.

Если совсем уж мы загружены — могут оставить по двадцать минут на каждый перерыв, но меньше — никогда. А вот куда-то завернуть после адреса — это нарушение трудовой дисциплины. Ну и просто даже некрасиво по отношению к коллегам, пока они там катаются и решают, что заказать в общепите, выезжают работать другие бригады. Думаю, это «коллективное письмо» — вброс.

Ежегодно мы проходили обучение по работе в условиях пандемии, сдавали экзамены. Так что мы готовы, паники или растерянности в связи с ситуацией нет ни у меня, ни у коллег. Бежать со «скорой» тоже никто не хочет. Готовимся к худшему, надеемся на лучшее».