Полицейские бутылочки: как в Энгельсе «раскололи» невиновного, угрожая его «опустить»

Полицейские бутылочки: как в Энгельсе «раскололи» невиновного, угрожая его «опустить»
Иллюстрация Алёны Трухниной / © ИА Версия-Саратов

Недавно наше издание опубликовало историю жителя Саратова, дочь которого попала в сложную ситуацию из-за личной страницы в соцсети «ВКонтакте». Воронежские полицейские, по всей видимости, воспользовались поисковиком популярной платформы и нашли более-менее подходящую «мошенницу» прямо в Сети. Жизнь девушки превратилась в ад. После этого могло показаться, что саратовские стражи правопорядка безнадежно отстали от коллег из соседнего региона в безумной погоне за галочками в раскрываемости. Но нет! Наши тоже держат марку. Пойти в магазин, купить несколько бутылочек виски и с их помощью раскрыть тройку «висяков». Как тебе такое, Воронеж?

В прошлом году в Энгельсе произошла серия краж с проникновением в офисы различных фирм. Неуловимые злоумышленники взламывали помещения, после чего выносили оттуда все, что представляло хоть какую-то ценность. В частности, от набегов пострадали два парикмахерских салона — «Фреш» и «Манго». Также у одного жителя райцентра украли мобильный телефон.

По факту совершения этих преступлений в июле 2017 года следственным управлением МУ МВД России «Энгельсское» было возбуждено три уголовных дела. Проводить расследование поручили оперуполномоченному уголовного розыска Никулину.

Ответственный полицейский, как позже будет заявлено в суде, не пожелал «должным образом исполнять свои обязанности». Вместо этого, «в целях искусственного повышения показателей работы» из-за «ложно понятых интересов службы», он пошел на преступление.

Проще говоря — вынудил невиновного сознаться в совершении краж.

К сожалению, подобные случаи для нашего региона — не редкость. Более того, бывает так, что человека отправляют отбывать наказание даже без «выбивания» чистосердечного признания в том, чего тот не совершал. Взять хотя бы недавний случай с жителем Саратова Дмитрием Борисовым, попавшим в тюрьму на основании лишь одного заявления потерпевшего, опротестованного в суде самим же потерпевшим

Но история с оперуполномоченным Никулиным особенно интересна тем, что дошла до суда. И тут были озвучены такие аспекты работы правоохранительных органов, знание которых, пожалуй, пригодится как возможным потерпевшим, так и потенциальным «преступникам». То есть, всем.

Итак, на энгельсском полицейском «висели» три нераскрытые кражи. И тут появилась информация о месте, где укрывается подозреваемый в другом преступлении — грабеже. Правоохранители поймали этого человека и привезли в отдел полиции № 2, в кабинет к Никулину. Здесь задержанный чистосердечно признается в том, что совершил нехороший поступок. Под «грузом доказательств», как он сам позже заявит, отнекиваться не было смысла.

По поводу того, что произошло потом — две версии. Обе — не в пользу стража правопорядка. Так что, начнем, наверно, с рассказа потерпевшего, которому поверили следственные органы и служители Фемиды.

Мужчина готов был понести наказание за то, что ограбил человека. Однако оперуполномоченный сделал ему еще одно предложение: дополнительно взять на себя три «висяка» — указанные выше кражи. От этого задержанный сначала отказался.

Несговорчивость подозреваемого не понравилась полицейскому, и тот якобы начал угрожать ему применением физической силы и «сексуальным насилием в отношении него со стороны осужденных». Мол, сначала страж правопорядка изобьет его, а потом затолкает в клетку к зэкам, которые станут его насиловать до тех пор, пока он не подпишет необходимые явки с повинной.

По словам потерпевшего, из уст человека в погонах все это звучало очень правдоподобно.

Он испугался, что Никулин, который «крупнее и сильнее» его, реализует свои угрозы. А в отделе полиции, где находились только стражи правопорядка, едва ли кто-то придет на помощь задержанному.

Так мужчина признался в совершении преступлений, о которых до тех пор ничего не слышал и, соответственно, которые не совершал. Он подписал явки с повинной, даже не читая текст этих документов. Сказал, что в тот момент хотел одного — поскорее покинуть кабинет опера, «чтобы все это закончилось».

Потом Никулин провел инструктаж — рассказал, что и где задержанный должен показывать при проведении следственных действий на месте происшествия. И они отправились по объектам.

В парикмахерских салонах мужчина вставал там, где ему говорил Никулин. По команде он должен был указывать на входные двери, шкафы или стойки администратора, после чего другой оперативник производил фотосъемку. Таким образом собиралась доказательная база.

Однако одних только чистосердечных признаний и сбивчивых рассказов о якобы совершенных кражах было явно мало. Новоявленный преступник никак не мог запомнить, где, что и когда он похищал. Еще сложнее с вопросом: как было реализовано украденное? Ведь об этом не имел представления даже оперативник.

И тут была провернута гениальная операция по сбору доказательной базы. По пути с очередного отснятого места преступления, полицейский вместе с задержанным зашли в алкогольный магазин. Там страж правопорядка на свои деньги приобрел четыре сувенирные бутылочки — три флакона с виски и один с водкой. Такие же, только привезенные из-за границы, без отечественной маркировки, были украдены неизвестными в одном из парикмахерских салонов.

Купленные «вещдоки» Никулин спрятал в кусты неподалеку от торговой точки.

А подозреваемый должен был чуть позже «рассекретить» это место как свой схрон. Так все и произошло. Второй оперативник сфотографировал обнаруженные в кустах полицейские бутылочки, изъял их, и все снова отправились в отдел. Там Никулин передал весь материал коллеге.

Следователь, которая должна была дальше работать с собранными оперативником «доказательствами», сразу заподозрила что-то неладное. Никулин то и дело заглядывал в ее кабинет во время допроса подозреваемого и уточнял: «Как он ведет себя? Все нормально?» Словно переживал, что тот может сказать что-то не то.

Когда задержанный побеседовал с адвокатом и рассказал обо всех приключениях с угрозами «опустить» его в камере и с покупкой бутылочек-вещдоков в магазине, следователь решила перепроверить эту информацию. Она связалась с собственницей парикмахерского салона, откуда были украдены флаконы с алкоголем, и та сообщила, что сувениры приобретала в разных государствах — в Греции, Мексике, Доминикане и на Ямайке. Соответственно, надписей на русском языке на изделиях не было, и быть не могло.

Более того, владелица парикмахерской рассказала, что Никулин привозил к ней в салон некого мужчину, которому указывал куда он должен вставать для производства фотосъемки. Предварительно оперативник выяснял у сотрудников — где лежали деньги и бутылочки. Работникам фирмы пояснили, что задержанный человек — это обокравший их преступник. Но в это никто не поверил. Слишком уж странно происходили следственные действия.

Теперь уже оперуполномоченный Никулин стал подозреваемым, а расследованием по факту превышения должностных полномочий занялись сотрудники местного отдела регионального СУ СК. Кассиры алкогольного магазина опознали в полицейском мужчину, закупившего сувенирные бутылочки с виски и водкой. А второй оперативник, ездивший с фотоаппаратом по объектам, заявил, что даже и не подозревал о нехороших замыслах коллеги и якобы был введен им в заблуждение.

Показания, которые полицейский дал следователям в качестве обвиняемого, великолепно дополняют эту безумную, но, к сожалению, реальную историю. Так, Никулин лишь частично признал свою вину.

Он заявил, что предложил задержанному пойти на взаимовыгодную сделку. И тот якобы согласился.

Мол, мужчина подробно рассказал о грабеже, который совершил, и «очень спокойно отнесся к тому, что ему придется сидеть за совершенное преступление». Тогда оперуполномоченный намекнул, что есть еще три нераскрытых кражи, на что задержанный якобы ответил: мне без разницы, могу взять на себя, все равно это менее тяжкие преступления и наказание по ним будет «поглощено» более тяжким. А человек в погонах подбадривал: за явку с повинной по преступлениям, в которых ты не подозревался, еще и поблажка тебе будет. За помощь следствию, так сказать.

Однако в судебном заседании полицейский отказался даже от этих слов, полностью не признав свою вину. Здесь он уже заявил, что сувенирные бутылочки с алкоголем купил по просьбе второго оперативника — того, что ходил с фотоаппаратом. А следователь СУ СК якобы оказывал на него психологическое давление — советовал давать «правильные» показания, не говоря о роли других стражей правопорядка, чтобы не получить более строгое наказание за преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Тем не менее, энгельсский суд счел такие показания недостоверными, прервав эту порочную цепь из подозреваемых, превращающихся в потерпевших. Хотя потенциал у истории про полицейские бутылочки, кажется, еще оставался.

В итоге в мае 2018 года оперуполномоченный Никулин был приговорен к 1 году лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с запретом занимать должности представителя власти на 2 года. Также его лишили специального звания «лейтенант полиции». Вещдоки — купленные подсудимым бутылочки с алкоголем — было решено уничтожить, после вступления приговора в законную силу. Также как и протоколы явок с повинной.

Обжаловать приговор теперь уже бывший страж правопорядка не стал. Как пояснил его адвокат — Борис Деготь — апелляционная жалоба была подготовлена, но Никулин побоялся, что служители Фемиды, напротив, ужесточат наказание. А с учетом того, что большую часть срока осужденный провел под домашним арестом, отбыть в тюрьме ему осталось всего несколько месяцев.

Кстати, пока происходила вся эта погоня за галочками по раскрываемости, кражи в Энгельсе продолжались.

Злоумышленники успели «обчистить» несколько торговых точек и офисных помещений.

Также пострадали два парикмахерских салона. Один из них — тот же «Манго», откуда ранее вынесли деньги и коллекционные бутылочки — был в очередной раз вскрыт 28 сентября 2017 года. На сей раз отсюда вынесли более 5 тысяч рублей.

В некоторых случаях ущерб от действий преступников оценивался десятками, а то и сотнями тысяч рублей. Так, например, из павильона АО «Совхоз-Весна» были вынесены оргтехника и сейф, с находящимися там деньгами.

Наконец в октябре прошлого года правоохранители задержали двух жителей Энгельса — братьев Малюгиных — которые сознались в совершении серии краж. Правда, три преступления, которые Никулин пытался «повесить» на невиновного, в список их «заслуг» не попали. Видимо, так и не удалось собрать доказательную базу. Хотя собственница салона «Манго» считает, что первая кража была совершена теми же людьми: во второй раз преступники уже как будто знали, куда стоит лезть за наживой, а где искать бессмысленно.

Впрочем, пока в правоохранительных органах активно практикуются такие «сделки со следствием», как была провернута оперуполномоченным Никулиным, сложно судить — тот ли человек оказался в итоге на скамье подсудимых. Вот и братья Малюгины, полностью признавшие свою вину, заявили ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. И уехали отбывать наказание. Хочется верить, что заслуженное.