Саратовский областной суд оставил в силе приговор оперуполномоченному за взятку в 300 тысяч рублей. Сторона защиты сравнила судебное заседание с публичной казнью

Саратовский областной суд оставил в силе приговор оперуполномоченному за взятку в 300 тысяч рублей. Сторона защиты сравнила судебное заседание с публичной казнью
© ИА «Версия-Саратов»

Апелляционная инстанция Саратовского областного суда рассмотрела жалобу бывшего сотрудника отдела по борьбе с коррупцией ГУВД Саратовской области Павла Куцева и сочла его вину полностью доказанной. Приговор Октябрьского районного суда оставлен без изменения.

Напомним, летом 2020 года оперуполномоченный Павел Куцев стал фигурантом уголовного дела о получении взятки в особо крупном размере. По версии следствия, Куцев потребовал от своего бывшего сослуживца — директора одной из саратовских фирм — 300 тысяч рублей за содействие в прекращении проверки в отношении последнего. Взятка, согласно показаниям свидетеля, была передана лично в руки.

Октябрьский районный суд признал Куцева виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (вымогательство взятки) в июне 2021 года. Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, а так же штраф в размере трехкратной суммы взятки — 900 тысяч рублей. Кроме того, Куцев лишен права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 8 лет.

Сторона защиты обжаловала приговор, требуя его отмены и полного оправдания Павла Куцева. По мнению адвокатов, полицейского подставил его бывший сослуживец (Павел Кузьмин — прим.ред.), будучи подозреваемым в вымогательстве и находящийся в тот момент под следствием. Якобы пытаясь уйти от обвинений в свой адрес, он переложил ответственность за вымогательство на Куцева. Подробнее о доводах защиты можно прочитать здесь.

Супруга осужденного — Юлия Куцева — на своей странице в соцсетях сравнила судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы с «показательной казнью».

«Лучшие адвокаты Саратова „разорвали в клочья“ все дело и доказательства вины, а прокурор (гособвинитель — прим.ред.) ничего не мог ответить, только сидел, краснел и улыбался, — описывает Юлия Куцева впечатления от процесса. — За два с лишним часа заседания у меня сложилось ощущение, что судьи вообще не читали наше дело и жалобы. Двое судей делали вид, что слушают, а третий просто заснул. Что это? Демонстрация насколько безразлична человеческая жизнь?»

Кроме того, по ее словам, судьям потребовалось всего 5 минут в совещательной комнате, чтобы вынести решение: «Страшно представить, как мучительно им это далось, — говорит женщина и добавляет. — Если кто-то сейчас ждет апелляцию и надеется на справедливое решение, не ждите. В Саратове нет закона…».

В апелляционной инстанции Павла Куцева представляла известный саратовский адвокат Елена Левина. По её словам, в материалах дела, в доказательной базе, представленной стороной обвинения, масса противоречий и нестыковок.

«Приговор, с моей точки зрения как юриста, в первую очередь, несправедлив и в крайней степени противоречив. Кроме того, в нем очень много процессуальных нарушений, — говорит адвокат. — Я в первый раз видела приговор, в котором практически все основано на предположениях и материалах предварительного следствия.

Любые материалы предварительного следствия должны проверяться в суде. Однако этого сделано не было. Суд не дал объяснений, почему он выбирает показания свидетеля, данные на следствии, а не те, что он дал лично в суде. Кроме того, в основу приговора помимо прочего легли письменные показания свидетельницы, которой в суде вообще не было. Это запрещено и также является процессуальным нарушением. Помимо этого, объяснения обвиняемого, данные им на стадии предварительного следствия, по закону, не могут расцениваться как доказательства, но в деле Куцева его объяснения тоже легли в основу приговора, как доказывающие вину.

Во-первых, есть основания полгать, что данное объяснение было написано вынужденно, под определенным давлением. Во-вторых, если допустить, что все написанное верно, то дело должны были переквалифицировать. Речь тогда должна была вестись не о взятке, а о мошенничестве. Но это даже не обсуждалось.
Поразительно, но основными свидетелями против Куцева выступают люди с крайне сомнительной репутацией. Один судим, против другого возбуждено несколько уголовных дел, в том числе связанное с нашим, — о провокации взятки. Причем пострадавшим в этом деле признан Павел Куцев. Представляете, какой парадокс?
Кроме того, указывалось, что Куцев своим авторитетом якобы оказывал давление на других сотрудников ГУВД. Простите, но на тот момент он всего полтора месяца как был переведен в областное управление, о каком авторитете может идти речь? К тому же допрошенные в суде сотрудники говорили, что-либо не знакомы с ним лично, либо знают его, но он никогда ни о чем их не просил и никак на них не давил.

Дело просто пребезобразное. Принципы оценки доказательств, с моей точки зрения, в апелляции были нарушены на 100 процентов. Нестыковок настолько много, что их просто не перечесть. Интересно, что наличие противоречий в доказательствах признавали все, но суд счел их несущественными. Только вот в основу приговора нельзя класть никакие противоречия, понимаете.

Оснований для отмены приговора было более, чем достаточно. Но суд делать этого не захотел. Что ж, закон позволяет судьям делать выводы на основании своего внутреннего убеждения. Хотя, конечно, внутреннее убеждение должно основываться на фактах.

Сейчас мы хотим дождаться полного определения суда апелляционной инстанции и увидеть ответы и пояснения по каждому пункту нашей жалобы о процессуальных нарушениях и нарушениях в оценках доказательств.

Следующая инстанция, куда можно обращаться после — кассация. Затем можно писать в надзорный орган в Москву. Пробовать дойти до Верховного суда.
Пытаться отменить приговор всегда тяжелее, чем работать в суде первой инстанции. Некоторые приговоры приходится отменять годами. Но все-таки их отменяют. Это долгий путь».