В Энгельсе от обширного инфаркта умер 44-летний мужчина: он трижды вызывал «скорую» и дважды был на приеме в поликлинике, но его госпитализировали только перед смертью

В Энгельсе от обширного инфаркта умер 44-летний мужчина: он трижды вызывал «скорую» и дважды был на приеме в поликлинике, но его госпитализировали только перед смертью
© ИА «Версия-Саратов»

В Энгельсе 2 апреля умер 44-летний Владимир Кнак. Информацию о его гибели обнародовала его родная сестра Алеся, призвавшая компетентные органы разобраться в причинах и обстоятельствах, которые привели к гибели родственника. Она подозревает, что могла иметь место врачебная халатность.

Свою версию событий женщина изложила в сообществе «Энгельс онлайн», попросив максимально широко распространить информацию о трагедии.

«2 апреля из-за вопиющей халатности врачей «скорой помощи» и халатности врачей 4-й поликлиники Энгельса умер мой брат — Кнак Владимир Алексеевич, 1976 года рождения.

В период с 27 марта по 1 апреля моему брату регулярно вызывалась «скорая помощь», фельдшеры которой ограничивались уколом «Диклофенака» и направлением моего брата на обследование в четвёртую поликлинику. В 4-й поликлинике мой брат с инфарктом просиживал многочасовые очереди, но помощь ему оказана не была.

1 апреля снова вызвали «скорую помощь», фельдшер этой «скорой помощи», не померив даже давление, отказал моему брату в госпитализации, снова направил на обследование в четвёртую поликлинику. И снова многочасовые очереди, после чего с жутким жжением в груди мой брат практически на коленях приполз домой. Последняя «скорая» уже его не спасла, 2 апреля он умер в реанимации. Причина — инфаркт. Слишком много времени потеряно с 27 марта по 1 апреля, когда молодого здорового цветущего энергичного парня можно было спасти. Пожилых людей спасают от инфарктов. Нужно было просто довести его до больницы на «скорой помощи» 27 марта», — написала Алеся Кнак.

imgonline-com-ua-Frame-blurred-gIDsJ2BQ4WpH9
Владимир Кнак / vk.com/id309706100

В беседе с корреспондентом ИА «Версия-Саратов» женщина подтвердила, что это действительно она написала обращение в социальной сети. Однако сейчас женщина с семьей проживает в Анталье и обо всем произошедшем в Энгельсе ей рассказали мать и жена брата.

Алеся Кнак направила ходатайства, обращения и жалобы в органы прокуратуры, в полицию, в министерство здравоохранения Саратовской области и РФ, и даже президенту России. По ее словам, их зарегистрировали и присвоили ID-номера. Она считает, что недопустимо, чтобы «некомпетентные халатные бездари складировали трупы молодых людей в морге города Энгельса, прикрываясь пандемией».

Мы также связались с женой Владимира Кнака Оксаной. Она подробно рассказала о последних днях жизни ее мужа. С 27 марта по 1 апреля ему трижды вызвали «скорую», и он дважды самостоятельно ходил в поликлинику, но никто не заподозрил, что у 44-летнего мужчины — обширный инфаркт.

«В первый раз «скорая приехала», сделали ему ЭКГ. Фельдшер сказала, что ЭКГ отличная, легкие чистые, давление в норме. Что это, скорее всего, неврологическое, обращайтесь в поликлинику по месту жительства. Это была субботу. В понедельник он пошел в поликлинику, ему назначили опять ЭКГ, все анализы, рентген грудной клетки. Во вторник он все это прошел. В среду стало легче, но в ночь на 1 апреля у него начался приступ. Утром я снова вызвала «скорую», но они абсолютно ничего не сделали, даже давление не мерили. Фельдшер сел на стульчик и сказал: «Рассказывайте, что у вас». Мужу трудно было дышать, я начала рассказывать. Он потом встал со стула, потыкал спереди и сзади, и сказал: «Я не вижу ничего страшного. Я могу поставить пневмонию под вопросом, но я вам отвезу в ковидный госпиталь». Они уехали, я его сама повезла в поликлинику. Он сидел три часа по нулевому талону, не знаю, кто его в итоге принял, какой-то молодой врач. Назначила ему лечение, как межреберная невралгия. Отправили его домой.

Вечером я приехала, ему совсем плохо. Он попросил дать обезболивающее, ему становилось все хуже и хуже. Я снова вызвала «скорую». Когда приехали спустя 40 минут, ему совсем плохо было. Он сидел в кресле со стаканом воды, они не знали, с какой стороны подойти. Сделали укол, но ему уже совсем плохо стало. Они спорили, куда везти. Я говорю: «Давайте собираться, человек умирает». Нас привезли в БСМП на Весеннюю, 6. Все дорогу мы ехали с кислородными баллонами. Потом на коляске закатили его в больницу. Там сразу кинулись делать ЭКГ, его моментально увезли в реанимацию. Через 5 минут врач спускается и говорит: «У вас обширный инфаркт». Никто не увидел и не сказал», — рассказала Оксана Кнак.

Она отмечает, что мужа уже не вернуть, но она не хочет, чтобы халатность, если она имела место, осталась безнаказанной.

Обновлено 11 апреля в 8:51

«Министр здравоохранения области (Олег Костин) в курсе указанной ситуации, он взял ее на личный контроль. Будет проведен анализ организации оказания медицинской помощи гражданину на всех этапах и сделаны соответствующие выводы», — сообщили в пресс-службе минздрава.