В Саратове двух подростков хотят посадить на 7 лет за кражу двух бутылок водки и обогащение на 317 рублей

В Саратове двух подростков хотят посадить на 7 лет за кражу двух бутылок водки и обогащение на 317 рублей
© ИА «Версия-Саратов»

В редакцию ИА «Версия-Саратов» обратились представители молодого человека 16-ти лет, который вместе с 15-летним другом нарушил закон, похитив товар из магазина. По их словам, подростки на спор (шоплифтинг — довольно распространенное явление в подростковой среде, основанное на мелких кражах в магазинах с последующими отчетами в интернете — прим.ред.) решили украсть по бутылке водки и попались.

Члены семьи не отрицают серьезность проступка. Но не понимают, почему следственные органы расследуют событие в рамках тяжкой уголовной статьи — ч.2 ст. 161 УК РФ («Грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору», до 7 лет лишения свободы).

В большинстве случаев мелкие кражи, ущерб по которым не превышает 1000 рублей, расцениваются как административное правонарушение. В КоАП РФ (ч.1 ст. 7.27) за такое хищение предусмотрено наказание в виде административного штрафа в размере до 5-кратной стоимости украденного имущества (минимум 1000 рублей), административный арест до 15 суток или обязательные работы до 50 часов.

Как поясняет Мария Мазаева, адвокат 16-летнего Михаила (имя изменено, по просьбе семьи — прим.ред.), в ходе предварительного следствия деяние молодых людей квалифицировали, как грабеж.

«На первый взгляд разница между кражей и грабежом может показаться небольшой, в обоих случаях речь идет о хищении чужого имущества. Но с точки зрения Уголовного закона, грабёж — это более общественно опасное преступление, за которое установлена более суровая ответственность, — говорит Мария Мазаева. — По нашему убеждению, правовая оценка действий подростков была дана следователем неверно. Грабить магазин, то есть открыто похищать товар, они не планировали. Весь их умысел заключался в тайном хищении, то есть краже. Это подтверждается записью с камер видеонаблюдения».

По словам адвоката, следователи посчитали, что кража превратилась в грабеж (из тайного хищения в открытое), в тот момент, когда подростков, выносящих товар из магазина в обход касс, заметили продавцы. Один их молодых людей, испугавшись, бросился бежать. Второй просто шел к выходу. Не догнав первого, продавцы скрутили второго.

«Когда подросткам предъявили обвинение в грабеже группой лиц, мы сразу подали ходатайство о переквалификации. Ведь подростки заранее не договаривались, что они похитят товар в открытую и не обсуждали, что делать, если их заметят. Тут каждый действовал уже сам, по ситуации. Однако, следствие после нашего ходатайства лишь перепредъявило обвинение по той же статье. В него только добавили абзац, что подростки якобы изначально договорились «одобрять и поддерживать любые действия друг друга».

Следствие сочло это достаточным для обвинения в грабеже группой лиц по предварительному сговору», — говорит второй адвокат защиты Наталья Цимбалова.

С июня 2020 года оба подростка находятся под следствием. По словам адвокатов, следственные мероприятия в отношении них ведутся с нарушениями уголовно-процессуального кодекса. «Моего подзащитного незаконно вызывают на повторные допросы, чем оказывают на него психологическое давление, — говорит Мария Мазаева — Прокуратура Волжского района на наши жалобы не реагирует: проверка по нашей жалобе на действия следователя не проводилась. Вместо этого прокуратура спустила ее в Следственный отдел Волжского района, в производстве которого находится это дело. Для чего?».

Кроме того, у стороны защиты и семьи сложилось впечатление, что следствие намеренно создает неблагонадежный образ обвиняемых. Например, школа дала абсолютно негативную характеристику на Михаила.

«Я была поражена, когда я ее читала. Если верить ей, Миша совсем неадекватный и в нем нет ничего хорошего, хотя он абсолютно обычный подросток: общительный, любит занятия спортом и даже участвовал в школьных соревнованиях, — говорит Светлана, мать обвиняемого подростка. — Но в характеристике ничего этого нет, там только очернение. Когда я попыталась разобраться, классный руководитель сказала, что эту характеристику она сделала по просьбе подразделения по делам несовершеннолетних».

Как выяснил сам Михаил в телефонном разговоре с руководством школы (в распоряжении редакции есть аудиозапись звонка), классный руководитель написала негативную характеристику о подростке потому, что аналогичная характеристика ранее уже была направлена в подразделение по делам несовершеннолетних, и поэтому «исправить они ничего не могут».

«Не очень понятно, ради чего всё это делается? Почему школа, которая выполняет не только образовательную, но и воспитательную функцию, только усугубляет положение? Зачем следствие старается доказать тяжесть проступка, который очевидно таковым не является? — говорит мать Михаила Светлана — Ради статистики? Для галочки? Неужели кто-то всерьез думает, что несколько лет в колонии за кражу двух бутылок водки на 300 рублей и судимость сделают их нормальными людьми? Если сейчас у ребят есть шанс исправиться и обеспечить себе нормальное будущее, то после колонии у них такого шанса не будет».