«Врач сказал, что шансов на выздоровление в России у нее нет»: саратовец просит горожан помочь его шестилетней дочери, которая нуждается в дорогостоящем лечении за границей от рака крови

«Врач сказал, что шансов на выздоровление в России у нее нет»: саратовец просит горожан помочь его шестилетней дочери, которая нуждается в дорогостоящем лечении за границей от рака крови
Мария Завьялова / © фото предоставлено отцом девочки

В редакцию ИА «Версия-Саратов» обратился саратовец Валерий Завьялов. Он рассказал, что его шестилетняя дочь Мария уже четвертый год борется с раком крови и нуждается в дорогостоящем лечении за границей. Недавно у ребенка случился рецидив. Мужчина просит горожан помочь спасти дочь от смерти. Горожанин поделился историей болезни девочки.

«Маша заболела в 2017 году. В августе она пошла в детский садик, я тогда был по работе в Москве. Буквально через неделю она заболела ОРВИ. Мы обратились к педиатру, которая прописала нам лекарства. Дочь начала их пить и вроде стала поправляться. Выздоровев, она снова пошла в детский сад и через 2 недели опять заболела. Маше опять назначили лечение, но антибиотики и лекарства ей уже не помогали. Врач сначала поставила диагноз «ОРВИ», потом «бронхит», потом уже появились подозрения на пневмонию. Мы с женой заметили, что у ребенка появились мешки под глазами, дочь ослабла.

В больнице у Маши взяли анализ крови, в котором обнаружили лейкоцитов в 10 раз больше нормы. Педиатр нас предупредила, что это может быть серьезное заболевание. У Маши взяли кровь из вены и дали направление в центр гематологии имени Шустова в Саратов. Я тут же приехал домой из Москвы. Мы поехали с дочерью в центр гематологии, где у нее вновь взяли анализы. Врач вышел с результатами и сказал, что новости плохие — у Маши подозревают лейкоз. У дочери взяли пункцию костного мозга из бедра и через 4 часа диагноз подтвердился — острый лимфобластный лейкоз (рак крови). Это было 29 декабря 2017 года, накануне Нового года.

Машу госпитализировали. Врач утешал нас тем, что 85% детей с таким диагнозом выздоравливают. Ребенка начали лечить, провели ей курс химиотерапии. Лечение было бесплатным. В феврале наступила ремиссия, но мы продолжали наблюдаться у врача, раз в неделю Маша сдавала кровь, у нее брали пункцию костного мозга. Все было хорошо. Мы уже начали забывать эту болезнь, начали расслабляться.

imgonline-com-ua-FrameBlurred-TGyrkK3DOxkP6

В декабре 2019 года Маше стало плохо, температура у нее скакала от 38 до 36 и 6. Мы с женой стали замечать, что у ребенка косится правый глазик. Педиатр отправила нас к окулисту, потом к невропатологу, тот поставил диагноз «атрофия нервного окончания глаза». Мы поехали в центр гематологии, там у Маши взяли анализ крови, который показал, что все хорошо, никаких отклонений не было. Врач решил взять пункцию спинного мозга. Там обнаружили раковые клетки. Это был рецидив.

Полгода Маша лечилась, ей провели 5 курсов химиотерапии. Мы переехали в Саратов, сняли там квартиру, так как сами из военного городка ЗАТО «Светлый» Татищевского района. Мы обращались в Русфонд, чтобы нам помогли с приобретением лекарства за 650 тысяч рублей, которое в России не продавали. Пока фонд собирал деньги, нас направили на облучение в Москву. Когда мы приехали домой, лекарства нам уже доставили. Мы прокапали им Маше 4 курса. В ноябре 2020 года нас выписали домой и через неделю у Маши случился второй рецидив. Ей опять начали проводить химиотерапию. Помню, врач-гематолог вызвал меня в кабинет и сказал, что шансов на выздоровление в России у дочери нет, что тут нам вряд ли помогут. Он сообщил, что Машу продолжат лечить, но сколько она проживет — неизвестно, и мы должны быть готовы. Мы с супругой уже начали опускать руки, но нас поддержали друзья. Мы начали искать варианты, где Машу могут вылечить за границей, открыли сбор денег, стали обращаться в фонды.

Изначально мы собирались лечиться в городе Бонн (Германия), нашли там клинику, но и-за того, что случился локдаун и нам нужно было заплатить 500 тысяч евро, мы решили искать больницу поближе и подешевле. Мы нашли в Израиле клинику «Ихилов», врачи согласились взять Машу на лечение, предложили нам CAR-T терапию, поставить резервуар Оммайя, провести химиотерапию и трансплантацию костного мозга. Сказали, что шансы на выздоровление у дочери есть. Нам выставили предварительный счет на 100 тысяч долларов, это где-то 7, 5 миллионов рублей. Мы сейчас участвуем в марафоне Благотворительного фонда «Марафон 5 дней». С его помощью, с помощью других фондов и нашими силами мы собрали где-то 2, 5 миллиона рублей. Осталось собрать еще 5 миллионов рублей. Чтобы нас приняли в клинике, нам нужно хотя бы 50 тысяч долларов, то есть 3, 5 миллиона рублей. Я работаю инженером-механиком, жена в отпуске по уходу за ребенком, у нас таких денег нет.

Сейчас мы срочно ищем средства, поскольку через несколько дней после Машиного дня рождения (ей исполнилось 6 лет), в начале этой недели у ребенка снова случился рецидив. Мы его вычислили на самом раннем этапе, когда болезнь еще не давала никаких симптомов. Дочь сдавала пункцию костного мозга, результат показал поражение раковыми клетками на 35%. Сейчас Маша с мамой вновь лежит в больнице», — поделился Валерий.

Реквизиты для финансовой помощи и сбор средств на лечение:
Карта Сбербанк 4274 3200 5899 1889
Получатель — Завьялова Инна Анатольевна (мама Марии)
Карта Тинькофф 5536 9139 0621 2051
Яндекс деньги 4100116177212575
Киви +7 985 065-44-51
PayPal inna_biketova89@mail. ru
Ding +7 987 327-99-96
МТС +7 987 327-99-96

Также можно отправить бесплатное SMS на номер 3434 со словом БЕГИ и через пробел указать цифрами сумму пожертвования в рублях (например, Беги 100, Беги 200, Беги 300, Беги 500).

Историю болезни Марии Завьяловой можно прочитать в Instagram-аккаунте help_zavialova_mashenka. Там же размещены реквизиты благотворительного фонда, на счет которого можно перечислить средства, и документы.