Только смерть остановит
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
ПРАВО НА ЗАЩИТУ   16.02.2014 | 10:05
Только смерть остановит
Просмотров: 2933
Версия для печати
На фото: Наши читатели, для которых встреча с полицейскими оставила неизгладимый след в памяти

Московские ревизоры, проверявшие работу ГУ МВД по Саратовской области, в конце прошлой недели уехали обратно в столицу. Видимо, местные стражи правопорядка очень обрадовались этому факту и расслабились. Информационное агентство «СарБК» сообщает, что 9 февраля в 1-ю городскую больницу обратилась 26-летняя девушка в состоянии шока. Она заявила, что ее якобы изнасиловал неизвестный правоохранитель и произошло это прямо в отделе полиции № 6 по Фрунзенскому району. То ли на самом деле изнасиловал, то ли она врет? Надеемся, проверка установит истину, но, учитывая полицейские художества последних лет, уже мало что может удивить...

«Наша полиция нас бережет», — радостно могут сказать некоторые счастливчики, которым действительно оказали помощь профессионалы, работающие в системе ГУ МВД по Саратовской области. Однако среди стражей правопорядка у нас в регионе то и дело выявляются так называемые «оборотни в погонах». И те, кто имеет «счастье» повстречаться с такими деятелями, уже задаются вопросом: «Кто от нашей полиции нас сбережет?»

Ответ вроде бы очевиден. Надзор за деятельностью полиции осуществляет прокуратура, куда можно жаловаться, если стражи правопорядка совершают какие-то противозаконные действия. Или, напротив, бездействуют, не желая возбуждать уголовное дело, хотя для такого отказа, на ваш взгляд, нет объективных причин.

Ну а если вас в отделе полиции поколотили руками или пытали током, то тогда уже прямая дорожка в следственный комитет. Здешние сотрудники должны провести проверку и возбудить уголовное дело в отношении зверствующих полицейских, допустивших факты пыток. Честно говоря, возбужденные дела по таким фактам в Саратовской области можно пересчитать по пальцам. А доведенных до обвинительного заключения среди таких дел и того меньше. Но едва ли это говорит о том, что в застенках отделов саратовской полиции нет «допросов с пристрастием» и «бесед по душам».

В конце прошлого года мы рассказывали о том, как пятидесятилетний житель Саратова Сергей Курамин получил 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима за преступление, которого якобы не совершал. В материалах дела имелись признательные показания мужчины, которые, как он заявил в суде, были добыты стражами правопорядка при помощи пыток.

«...Сотрудники повалили меня на пол и, скрутив сзади руки, что-то прикрепили на запястья рук и к щиколоткам ног. Меня держали двое сотрудников. Одного я знаю, по имени. И тут меня начало трясти сильно, и я понял, что они приложили электрические провода и пропускали по мне электрический ток. Они то включали, то выключали подачу тока, при этом требовали от меня признательных показаний в убийстве. И говорили, что я все равно не выйду из кабинета, пока не возьму это убийство на себя, и что явка с повинной смягчит мою участь. Но так как я этого не делал, я не брал это убийство на себя, и это продолжалось 35-40 минут», — рассказывал Курамин и добавлял, что в итоге подписал-таки признание, необходимое оперативникам.

Несколько дней назад в адрес редакции пришло письмо из прокуратуры Саратовской области. В послании говорится, что региональным надзорным органом была «проведена проверка законности осуждения Курамина С.В. и других вопросов, изложенных в публикации «Полицейское ток-шоу», опубликованной 13 декабря 2013 года». Прокурорские работники отмечают, что вывод суда о виновности мужчины был подтвержден доказательствами (среди которых, напомним, «признание» самого Курамина). Интересно, что надзорный орган вовсе не смутил факт отсутствия в доказательной базе орудия убийства. Хотя это, на мой взгляд, раскрывает подноготную работы правоохранительных органов по данному делу. Здесь, похоже, были важны не конкретные доказательства и улики, а только признания человека. Каким образом получались такие признания? На этот вопрос и должны были ответить следователи.

Региональная прокуратура сообщает, что следственный отдел по Заводскому району города Саратова СУ СК РФ по Саратовской области проводил проверку по факту заявлений Курамина о незаконном применении к нему со стороны полицейских физического насилия. «По результатам проверки неоднократно принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции, последний раз 10.01.2013 года по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления — прим. авт.)», — информирует надзорный орган.

То есть получается, что какие-то факты подозрительных взаимоотношений были-таки установлены? Ведь в ином случае следователи сослались бы на пункт 1 той же статьи — «отсутствие события преступления». Однако было установлено некое деяние, в котором, правда, не усмотрели преступления...

После публикации, ободряет нас областная прокуратура, материал той проверки был истребован СУ СК РФ по Саратовской области «для проверки в порядке ведомственного контроля». После региональных следователей изучить материалы смогут уже и прокуроры. Об итогах этого изучения они обещают оповестить наше издание дополнительно.

Что же получается в итоге? Следователи и прокурорские работники просто перелистывают бумаги, собранные в рамках проверки нижестоящими следователями и прокурорскими работниками? Они перекладывают стопки с одного стола на другой и подшивают к таким материалам новые бумаги типа такого вот ответа, который был дан нашему изданию. Чем такая бюрократическая процедура может помочь людям, которые подверглись или могут подвергнуться пыткам?

Или следователи всерьез надеются, что они придут в отдел полиции и там им дадут журналы «входящих избиений» и «исходящих ударов током»? И вот там, в графе с нужной фамилией, будет пометка: «С 14:00 до 15:00 под руководством начальника отдела пытали с использованием противогаза. Сделали перерыв. Рассматривается вопрос о применении более действенных методов. Поступило предложение от старшего оперуполномоченного использовать дубинку и электрический ток...» Что-то такое хотят найти следователи, перекладывая бумаги?

Между тем «оборотни в погонах», пытающие людей, уже разработали целый комплекс мероприятий, позволяющий им оставаться безнаказанными. Например, человека, сильно избитого, помещают в камеру под любым надуманным предлогом (проще всего — оскорбление полицейского при исполнении). Туда не допускаются родственники и по возможности адвокат. Для этого также могут найтись сотни «веских» причин. И так человек, подписавший под пытками «добровольное признание», содержится до выздоровления. Чтобы раны быстрее зарастали, некоторые полицейские даже заботливо намазывают свою жертву лечебной бадягой...

Поверьте, вопрос о том, виновен ли на самом деле человек, в отношении которого используются пытки, в таком случае находится далеко не на первом месте. Почему стражи правопорядка не могут доказать причастность задержанного к преступлению собранными уликами? Потому что их надо собирать? Из-за банальной лени? Сейчас все крупные города покрыты онлайн-камерами, практически все магазины и бюджетные учреждения ведут видеозапись, не говоря уже о машинах с регистраторами. Один только этот источник может стать огромным подспорьем в работе полиции. Но избить человека и заставить его «признаться», похоже, для кого-то проще, чем провести качественное расследование.

Так что же нужно делать, чтобы доказать следователям, что тебя действительно пытали в отделе полиции? Немногим счастливчикам, которым везло выбраться из застенков, удавалось зафиксировать побои в медицинском учреждении. Хотя слово «счастливчики» здесь едва ли подходит, поскольку выйти своими ногами из отдела после пыток, скорее всего, можно лишь в одном случае: если оперативники испугаются, что человек может умереть от полученных побоев. Или вперед ногами. Летальный исход. Вот тогда в регион съедутся начальники федерального масштаба, поднимется шумиха в прессе и скандала уже никак нельзя будет избежать.

Но если вас бьют «умеренно», пытают током, практически не оставляющем на теле следов, то вам остается только одно: снимать происходящее на камеру, выданную сотрудниками управления собственной безопасности, в присутствии адвоката и парочки понятых, а после окончания пыток заверить видеозапись у нотариуса... В таком случае вам поверят и в суде, и в прокуратуре, и в СК. Но это, как вы понимаете, едва ли осуществимо. Есть еще одна идея — можно сделать стены в отделах полиции прозрачными. Из стекла. Пусть все видят, как проводятся допросы...

Хотя, конечно, идеальный выход из ситуации лежит на поверхности — правоохранительной системе в Саратовской области необходима жесткая перезагрузка. Полицейским нужно такое руководство, которое не устроит пропитанная кровью бумажка с признательными показаниями избитого подозреваемого. Руководство, которое посоветует оперативнику засунуть такую бумажку себе в одно место и потребует конкретных доказательств. Сейчас, когда сложившаяся практика, кажется, устраивает и полицейских, и надзорный орган, пожалуй, не поможет даже переоборудование отделов полиции в стеклянные домики с прозрачными стенами. В подвал затащат, и по старинке провода, противогазы, мешки — и никакого преступления в деяниях...

Видеорассказы читателей, для которых встреча с полицейскими оставила неизгладимый след в памяти, читайте на нашем сайте в публикации "Сняли побои".

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (6)
16 февраля 2014, 16:57
Я вот не понимаю, к чему нужны художественые фантазии автора? Тимофей Бутенко встает зимним морозным утром. Быстрой походкой преодолевает несколько квадратных метров квартиры. Первая закуренная сигарета рождает в его голове новые фантастические сюжеты для будущих материалов. Каждая затяжка едкого синего дыма генерирует образы из когда-то просмотренных дешевых американских боевиков и детективов. В этот момент Тимофей, видимо, думает - "а чем я хуже всех этих бездарных режиссеров и сценаристов?" Стремительно потушив сигарету в пепельнице, Тимофей накидывает куртку в прихожей и уже через час оказывается в офисе своей печально известной желтой газеты. В только что созданном вордовском документе на компьютере Тимофей Бутенко нервно набирает свежий текст, скомпилированный утром из обрывков когда-то просмотренных и прочитанных бульварных однодневок. Для достоверности своим персонажам Тимофей прибивает имена реальных людей и уже через 15 минут очередной проходной "шедевр детективного искусства" готов и отправлен в печать. Откинувшись на спинку кресла, журналист закуривает новую сигарету. В уголках его рта заметна нескрываемая улыбка - "Да, я гений!"
ответить
16 февраля 2014, 17:17
А образ садиста-полицейского у вас, подмастерье, отвращения не вызывает? Или сам заплечных дел мастер?
ответить
16 февраля 2014, 18:34
На такой шедевр только желтовый способен
ответить
16 февраля 2014, 19:51
писал:
16 февраля 2014, 16:57
Я вот не понимаю, к чему нужны художественые фантазии автора? Тимофей Бутенко встает зимним морозным утром. Быстрой походкой преодолевает несколько квадратных метров квартиры. Первая закуренная сигарета рождает в его голове новые фантастические сюжеты для будущих материалов. Каждая затяжка едкого синего дыма генерирует образы из когда-то просмотренных дешевых американских боевиков и детективов. В этот момент Тимофей, видимо, думает - "а чем я хуже всех этих бездарных режиссеров и сценаристов?" Стремительно потушив сигарету в пепельнице, Тимофей накидывает куртку в прихожей и уже через час оказывается в офисе своей печально известной желтой газеты. В только что созданном вордовском документе на компьютере Тимофей Бутенко нервно набирает свежий текст, скомпилированный утром из обрывков когда-то просмотренных и прочитанных бульварных однодневок. Для достоверности своим персонажам Тимофей прибивает имена реальных людей и уже через 15 минут очередной проходной "шедевр детективного искусства" готов и отправлен в печать. Откинувшись на спинку кресла, журналист закуривает новую сигарету. В уголках его рта заметна нескрываемая улыбка - "Да, я гений!"
жжешь один в один с тем что на версии пишут
ответить
25 февраля 2014, 21:09
Будучи не во всем согласным с материалом вынужден все же признать - "сотрудник полиции" в настоящее время вызывает лишь чуство брезгливости. А у многих и ненависть. Можно ли за это винить рядовых сотрудников? Не уверен. Сама система делает из порядочных молодых людей негодяев и подонков. И попробуй вступить с нею в борьбу ...
ответить
25 февраля 2014, 21:32
Зачем нам такая система ,для чего или для кого она нужна.А молодые люди , что тесто, чтобы из них лепить профессиональных садистов.Из меня х... урода вылепишь,воспитание не то. Чтобы работать в полиции нужно уж очень быть голодным. И нет оправдиние садизму во имя личного обогощения в угоду начальству.
ответить
на главную