Латентные органы

Латентные органы
нападение на съемочную группу "РЕН ТВ - Саратов"
Все эти факты были проигнорированы, и думаю, что это произошло не случайно. Ведь те самые заказчики и по сей день продолжают заниматься своим прибыльным "бизнесом", фактически взяв в коммунальный плен целый район областного центра

Создается ощущение, что в структуре ГУ МВД по Саратовской области работает некий спецотдел крышевателей. Может быть, конечно, есть другое объяснение тому, что резонансные дела, связанные с нападением на людей, осуществляющих свою профессиональную деятельность, спускаются на тормозах или переводятся в плоскость банального хулиганства. Но что-то с ходу не могу придумать ни одного такого "другого объяснения". 

На днях мне предложили принять участие в научном исследовании, которое проводит Барнаульский юридический институт МВД России. Называется оно так: "Выяснение особенностей методики расследования преступлений, совершаемых в отношении журналистов и связанных с их профессиональной деятельностью". Один из преподавателей БЮИ, ни много ни мало "для сбора и обобщения эмпирического материала по теме исследования", проводит анкетирование сотрудников СМИ. Вот и мне подобную анкету дали заполнить.

"Нам необходима Ваша помощь, так как рассматриваемые преступления отличаются высокой латентностью и, как следствие, незначительным количеством возбуждаемых уголовных дел данной категории, вызывают особую сложность в расследовании и доказывании вины преступника. Путем интервьюирования Вас, пострадавших от преступных посягательств, а также иных сотрудников СМИ, способных дать общую оценку преступности в отношении представителей СМИ, мы сможем разобраться глубже в этой проблеме", — говорилось в начале анкеты, а далее шли 32 вопроса, которые, на мой взгляд, едва ли помогут исследователям продвинуться в изучении этой высоколатентной проблемы. Но им-то виднее, а мне-то не жалко. Ответил.

Особенно порадовал вопрос: "Почему, на Ваш взгляд, преступления в отношении журналистов имеют низкий процент раскрываемости?", к которому давались три совершенно верных ответа-заготовки. "1. Это связано с недостаточно высоким профессиональным уровнем следственных, оперативных органов"; "2. Это связано с противодействием расследованию со стороны государственных, общественных структур, элементов криминальной среды"; "3. Отсутствует практика расследования таких уголовных дел, если есть подозрение связи преступления с профессиональной деятельностью, по этим делам сложнее работать и доказывать вину преступника, проще возбудить дело без увязки на профессиональную деятельность пострадавшего журналиста".

Для чего еще исследование проводить, если правильные ответы на главный вопрос уже известны? Да, профессионализм в органах страдает, и уж точно нельзя исключать всевозможные связи некоторых опогоненных людей с нечистыми на руку деятелями. Ну а стремление любого человека к упрощению своей деятельности и вовсе неоспоримый факт. И есть конкретные примеры проявления весьма латентной заинтересованности со стороны правоохранительных органов расследованием преступлений, связанных с осуществлением журналистами профессиональной деятельности в Саратовской области.

Далеко ходить не надо. Довольно показательным является случай с нападением наемников АТСЖ Фрунзенского района на журналистов "Газеты Наша Версия". Произошло это 29 января 2013 года в фойе здания завода, в котором должно было проводиться собрание членов ТСЖ-1. Люди в масках набросились на меня и фотокорреспондента издания Наталью Курочкину, воспрепятствовали нашей профессиональной деятельности, нанесли побои. По этому факту даже было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 144 УК РФ... И что в итоге? К ответственности привлекли лишь одного "масочника", да и тот оказался защищен справкой из психиатрической больницы.

Ни полицейские, ни следователи из отдела СУ СК России по Саратовской области не проявили заинтересованности в том, чтобы установить и наказать заказчиков и организаторов нападения, хотя в нашем распоряжении имеется исчерпывающий набор доказательств (фото, видео, показания свидетелей, да и самих нападавших). Все эти факты были проигнорированы, и думаю, что это произошло не случайно. Ведь те самые заказчики и по сей день продолжают заниматься своим прибыльным "бизнесом", фактически взяв в коммунальный плен целый район областного центра. И не исключено, что за свою свободу они сполна расплачиваются с представителями компетентных органов грязными деньгами. В то же время нельзя забывать, что безнаказанность порождает все новые и новые преступления...

Или вот еще. На днях обозреватель журнала "Общественное мнение" Александр Крутов обратился к руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину и начальнику СУ СК РФ по Саратовской области Николаю Никитину с просьбой взять под личный контроль расследование нападения на журналиста. Как мы уже сообщали, 26 августа двое неизвестных напали на Александра Крутова и жестоко избили его у подъезда собственного дома.  По словам самого пострадавшего, следствие, которое в настоящее время ведется сотрудниками ГУ МВД региона, имеет все признаки профанации. Известный саратовский журналист, в частности, пишет в обращении к Николаю Никитину, что его привела в недоумение квалификация нападения по статье "Побои, совершенные из хулиганских побуждений", в то время как имеются все признаки ч. 3 ст. 144 УК РФ (воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста).

"В течение двух месяцев, прошедших с момента совершенного в отношении меня преступления, я не предпринимал никаких зримых усилий для переквалификации статьи УК, предоставляя органам дознания возможность отработать все возможные версии. Более того, я активно сотрудничал с органами дознания, предоставив им возможность получить распечатку всех входящих и исходящих звонков на мой телефон за интересующий следствие период времени. Более того, в конце сентября 2014 года я нашел и предоставил следствию фотографию человека, очень похожего на одного из нападавших. С тех пор прошел почти месяц, однако ни о каких зримых продвижениях в этом направлении мне ничего не известно", — написал обозреватель "ОМ" и заявил о слежке, которую в течение нескольких недель за ним попеременно ведут четверо неизвестных.

В свою очередь, на сайте ИА "Общественное мнение" говорится следующее: "Оказалось, что руководство регионального управления полиции распространяет слухи, что журналист сам инициировал нападение на себя для создания ажиотажа вокруг своей персоны. Якобы эта версия следствием рассматривается как основная, что мы считаем откровенной провокацией со стороны ГУ МВД. Это может быть расценено как подготовка к повторному нападению".

Все, что описано выше, отлично раскрывает основную тактику работы некоторых представителей правоохранительных органов региона по наиболее резонансным делам. С аналогичными проблемами, например, столкнулась и адвокат Елена Сергун, чью машину 14 мая текущего года среди бела дня спалили в центре Саратова двое неизвестных.  С тех пор прошло много времени, а результата работы полиции не видно. Так же, как и в случае с Александром Крутовым, дело наотрез отказываются передавать в СУ СК региона, хотя Елена Леандровна связывает поджог авто исключительно со своей профессиональной деятельностью. А уж какие бредовые версии-ярлыки исподтишка пытались навесить на адвоката представители ГУ МВД региона — и говорить страшно.

И вот теперь представители Барнаульского юридического института МВД задают мне вопрос: "Считаете ли Вы, что журналисты в полной мере защищены в России?". Честно сказать, я не считаю никого в полной мере защищенным в России и уж тем более журналистов.

Буквально два дня тому назад, 22 октября, в Саратове участники ДТП напали на съемочную группу телеканала "РЕН ТВ-Саратов". Об этом сообщает ИА "Версия-Саратов". А информагентству про этот случай рассказала руководитель отдела информационного вещания телекомпании Эллада Абжалимова. По ее словам, на Соколовой горе из-за столкновения "Лады Приора" и Hyundai Solaris образовалась большая пробка.

"Завидев на месте аварии съемочную группу, водитель отечественной легковушки и его пассажиры повели себя неадекватно. Сначала попытались отобрать камеру, потом и вовсе стали бросаться на съемочную группу с кулаками. Стоит отметить, что от всех зачинщиков драки шел стойкий запах алкоголя. Поэтому не исключено, что водитель "Приоры" управлял автомобилем в нетрезвом состоянии. Кроме того, сотрудники дорожной полиции до последнего момента не вмешивались в драку, даже когда на сотрудника нашей телекомпании напали одновременно трое человек", — рассказала Абжалимова.

И я вот теперь гадаю: как же квалифицируют действия нападавших наши доблестные стражи правопорядка при наличии отснятых на профессиональную камеру видеодоказательств? Пьяный дебош? Мелкое хулиганство? Нарушение общественного порядка? Или все-таки совершенно очевидное воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста? Тут, как в анкете БЮИ МВД, — нужное подчеркнуть...