Впишите погоду в будущее
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Кирилл Кашкин
Достучался до небес
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
НАРУЖНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ   05.09.2015 | 10:13
Впишите погоду в будущее
Просмотров: 347
Версия для печати

Потери сельского хозяйства Саратовской области из-за засухи в этом году составят не менее 6 миллиардов рублей (и не факт, что уже названная чиновниками цифра не вырастет к концу года). Жилые и общественные здания в регионе, включая памятники истории, повсеместно поражены пятнами наружных блоков кондиционеров. От перепадов температуры, которые год от года становятся все более резкими, страдают не только люди, но и ветхая коммунальная инфраструктура. При этом тему изменений климата и их влияния на саратовскую экономику и жизнь людей здесь никто не пытается даже обсуждать. Ее как будто не существует. В прежнем варианте долгосрочной стратегии развития области, кстати, тоже. Упомянут ли погоду как важнейший фактор будущего в новой версии документа?

Как стало известно в конце августа, губернатор Валерий Радаев создал межведомственную группу по разработке проекта Стратегии социально-экономического развития Саратовской области до 2027 года. Новый документ должен быть готов к 1 апреля. Прежняя стратегия была создана и утверждена еще в те времена, когда губернатором работал Павел Ипатов. В 2012 году с приходом новой команды документ скорректировали. Но в последние полтора года из-за радикальных перемен в экономике и геополитике многие ее цели и показатели резко потеряли актуальность. (См. статью "Протухшее будущее", № 27 (323) от 24 июля 2015 года.)

Областным чиновникам теперь предстоит продемонстрировать чудеса провидения, сформулировав какой-то сносный вариант будущего. В условиях нынешней нестабильности это, конечно, делать сложно. Однако доходы от нефти, курс рубля, развитие производства, торговля и прочие экономические аспекты были и будут лишь частью содержания такого документа. В целом он по идее должен представлять собой комплексное видение будущего для власти, бизнеса и населения. Некоторые аспекты действительности и происходящие радикальные перемены в старом документе попали в зону "слепого пятна". В их числе и глобальные изменения климата, которые очевидны любому на нашей планете, даже если он ничего не знает (или не хочет знать) о мнении ученых на эту тему.

Не прекрасное далеко

Среднегодовая температура на Земле растет с начала 1970-х годов на 0,21 градуса за десятилетие. Поскольку этот рост фиксируется с помощью точных приборов, речь идет об объективной реальности. Среди специалистов (не говоря про обывателей) нет единодушия насчет влияния человека на потепление, несмотря на постоянно растущий объем статистических данных и результатов моделирования. Одни винят во всем антропогенный фактор. Другие уверены, что наша цивилизация при всех ее размерах не может оказывать влияния на такую огромную и сложную систему, как земной шар. Но независимо от того, согласен ли каждый с идеей глобального потепления или нет, климатические изменения очевидны.

В Саратовской области нет таких наглядных проявлений планетарных процессов, как тающие ледники. Но климат в наших краях тоже меняется. Как отмечал ранее в СМИ глава областного гидрометцентра Михаил Болтухин, за весь XX век инструментальных наблюдений на территории области наблюдалось девять лет с острой засухой. Шесть из этих девяти — в последней трети ХХ столетия.

В новой саратовской программе развития сельского хозяйства упоминается про "четыре года жесточайшей засухи" в 2008–2012 годах. Редкие прежде радикальные перепады температур в диапазоне в десятки градусов (зачастую с переходом через нулевую отметку) стали в Саратове почти привычным явлением. По словам экспертов, глобальная климатическая революция увеличивает на нашей территории вероятность таких опасных явлений, как смерчи, шквалы и грозы.

Новые элементы пейзажа

Последние годы заставляют задумываться о погоде всех. Саратовскому сельскому хозяйству в одном только 2010 году жара обошлась в 20 процентов спада валового объема продукции и несколько миллиардов рублей ущерба (причем к уровню тоже неблагополучного 2009 года). В нынешнем году ситуация повторяется. Засуха в начале этого лета уже стоила саратовским аграриям огромных потерь, а прежние амбициозные цели по сбору зерна давно пересмотрены.

Впрочем, сельское хозяйство — далеко не единственная сфера, где изменения климата влияют напрямую. В старой стратегии развития в разделе про наш прекрасный инвестиционный потенциал указаны "значительные конкурентные преимущества" области. В их число записали, в частности, "южный умеренный благоприятный климат, продолжительность зимнего периода на один месяц меньше, чем в Москве, что позволяет снизить затраты на отопление, освещение помещений и обслуживание техники". Увы, местные энергетики уже давно дали понять, что увеличение энергозатрат на кондиционирование промышленных зданий и жилых домов способно съесть всю прежнюю разницу между зимним и летним потреблением электричества. Когда на Саратов и другие города, где у населения есть кондиционеры, обрушивается жара, энергопотребление сразу увеличивается на десятки процентов. Каждый новый знойный сезон увеличивает число климатических агрегатов в зданиях всех форм собственности. И даже кризис вряд ли всерьез остановит этот процесс.

Но рост затрат ресурсов на кондиционирование — это лишь часть проблемы. Желание обеспечить в зной нормальные условия существования в домах и офисах оборачивается такой бедой, как изуродованные сплит-системами фасады разных зданий, включая памятники истории и культуры. К примеру, одна из структур администрации Саратова, переселившись недавно в бывший особняк графа Нессельроде на углу Московской и Комсомольской, лихо завесила фасад множеством наружных блоков сплит-систем. Статус памятника, который есть у этого здания (а значит, и соответствующие требования к установке кондиционеров) никого не остановил. Согласитесь, если мэрия не считает нужным выполнять нормы закона и подавать горожанам пример в отношении к памятникам, то требовать этого от других по меньшей мере странно.

Другой аспект проблемы хорошо иллюстрирует новый корпус института МВД России на углу улиц Астраханской и Кутякова. Судя по новостройке, администрация очень заботится о комфорте внутри здания. Но из-за этого фасад, выходящий на Астраханскую, плотно залеплен блоками сплит-систем. Возникает вопрос: почему не было предусмотрено кондиционирование сооружения на этапе проекта? Неужели тот факт, что в Саратове летом жарко, стал открытием для архитекторов и заказчиков, когда уже была построена коробка? Почему не было придумано архитектурное решение для наружных блоков, если заказчик не пожелал тратиться на центральное кондиционирование? Подобных примеров в Саратове, увы, предостаточно.

С широко закрытыми глазами

Вместо того чтобы подумать над решением и установить законодательные нормы для всех, кто строит новые здания и пытается сделать комфортный микроклимат в старых, власть делает вид, что проблемы не существует. Хотя, по словам участников строительного рынка, возможность решать ее средствами архитектуры есть. В частности, новостройки можно проектировать таким образом, чтобы на фасадах были заранее зарезервированы места для размещения наружных блоков сплит-систем типа ниш. И даже если жильцы (или арендаторы) таких построек будут вешать в них агрегаты разных производителей, они будут смотреться как геометрические элементы, а не как родимые пятна. В случае с памятниками есть требования, чтобы наружные блоки были выведены только на дворовые фасады или чердаки, но они соблюдаются не всеми.

Требует решения и проблема отведения конденсата. Уже сейчас в многоэтажках нередки случаи, когда влага из одного кондиционера капает на корпус того, что расположен ниже. Если власть и общество не хотят смотреть на массовые кулачные бои между участниками таких ситуаций в будущем, не лучше ли начать думать вместе с архитекторами, что делать? Уродование фасадов — это единственный выход для типовых домов? Насколько удорожает строительство жилых и офисных зданий оснащение системами центрального кондиционирования?

Все эти темы заслуживают внимательного анализа и обсуждения. Но этого не происходит. Конечно, архитектурная красота — ерунда по сравнению с тем, что приходится испытывать в летний зной посетителям саратовских больниц, поликлиник и других объектов социальной сферы, где кондиционеров нет и не будет. И это тем более печально, потому что, судя по оценкам ученых, дальнейшее повышение температуры (и все более жаркие летние месяцы) в Саратове — долгосрочная тенденция. Это значит, что кондиционировать по уму надо просто все — от детских садов (новых и старых) до больниц и автобусов. Про ужасы общественного транспорта, который в зной в Саратове превращается в газовые камеры, горожанам рассказывать не надо (см. статью "Добро пожаловать в газваген", № 20 (316) от 5 июня 2015 года). Когда, кем и на какие средства эта проблема будет решена?

Саратовцы уже испытали на себе такое явление, как осень, растянувшаяся на часть зимних месяцев. Так было, скажем, в зимний сезон 2010–2011 годов (о чем многие уже успели подзабыть). С точки зрения комфорта проживания - это хорошая новость. Но она видится негативной, если представить, что слякоть и грязь на улицах мы теперь будем месить не пару месяцев, а полгода. В городе может просто рухнуть система канализации. Ведь в любой день осенней непогоды горожане смывают в нее тонны грязи, песка, реагентов и прочих веществ только со своей обуви, не говоря про все остальное. Власть будет терпеливо ожидать краха системы или все-таки начнет играть на опережение?

Дорогая вода

Местный агропромышленный комплекс, напуганный жарой последних лет, начинает все более активно восстанавливать мелиорацию. Таким образом, в этой сфере можно тоже ожидать бурного роста потребления электроэнергии. При этом актуален большой вопрос, хватит ли, собственно, на всех воды. В начале лета из-за маловодья гидроэнергетики были вынуждены остановить несколько станций Волжско-Камского каскада, чтобы гарантированно обеспечить население регионов Поволжья водой до начала следующего паводка. По словам ученых, мы находимся в начале длительного периода маловодья, который может продлиться десятки лет (см. статью "Издалека долго не дотечет Волга", № 17 (313) от 15 мая 2015 года). А ведь планы по развитию мелиорации есть не только у нас, но и у соседей по Поволжью...

Резкие внезапные перепады температуры мало кому нравятся. Но куда важнее, что они создают серьезные угрозы для всевозможной инфраструктуры. Саратовская область — регион, чрезвычайно богатый всевозможными радиационно-, биологически-, химически-, пожаро-, взрыво- и гидроопасными объектами. По официальным данным, по территории региона проходят 1046 км нефтепроводов, 545 км магистрального аммиакопровода Тольятти — Одесса и более 5 тысяч км магистральных газопроводов. Возникновение на таких объектах аварийных и чрезвычайных ситуаций чревато большими бедствиями для населения и экологии, особенно в условиях экстремально низких и высоких температур. Причем, как говорят специалисты, особо опасны изменения при переходе температуры через ноль градусов в любую сторону.

При наступлении 30-градусной жары потребление питьевой воды (как и промышленной) в Саратове сразу повышается на десятки тысяч кубометров. Но латаные-перелатаные трубы — это лишь одно слабое место местных водоканалов, не менее важно, что при аномальной жаре резко возрастает нагрузка на водозаборные сооружения и перекаченные насосные станции, которые вынуждены работать на пределе возможностей.

Другой фактор риска — разница между температурой воды в трубах и окружающего их грунта, которая чревата разрывами соединений трубопроводов. Так, в декабре 2010 года на магистральном трубопроводе, подающем питьевую воду на водопроводную станцию "Вольская", произошла авария. Специалисты предприятия уверены, что это случилось именно из-за разницы температур теплого окружающего грунта, прогретого за знойное лето и не успевшего остыть за теплую осень, и холодной питьевой воды, которая двигалась внутри трубопровода. Таких примеров наверняка куда больше и не только на водопроводных сетях, но общественность о них ни сном ни духом.

Опереться на форс-мажор

Долгосрочная стратегия развития — тот самый документ, в котором, как представляется, климатический фактор должен быть обозначен в обязательном порядке, как и пути решения уже существующих и будущих проблем, связанных с погодой. Ее влияние должно рассматриваться хотя бы в категории "риски и угрозы". Но что мы видим в старой стратегии на эту тему? Ничего! Даже в таблице SWOT-анализа (сильные и слабые стороны, возможности и угрозы) погода никак не фигурирует. В графе "слабые стороны" есть "деградация мелиоративного комплекса области" и "повышенная антропогенная нагрузка на окружающую среду". В графе "угрозы" — "истощение невозобновляемых природных ресурсов". Но о рисках многолетней засухи, которая только в этом году уже угробила несколько миллиардов рублей в сельском хозяйстве и надежды на достойную жизнь многих фермеров и способна в будущем изменить образ жизни многих людей, ни слова.

При этом практически любая отрасль саратовской экономики может встать перед новыми проблемами, если изменения климата будут нарастать лавинообразно. Кто поедет на наши турбазы, где кондиционируются только дорогие номера (и то не везде), при жаре "за плюс 35"? И могут ли они вообще быть конкурентоспособны в таких условиях? Как планировать "устойчивое развитие сельских территорий", особенно Заволжья, где исторически большие проблемы с водой, если там нельзя будет жить уже, может быть, лет через 7-10?

Как будет меняться климат на планете и в наших краях, в частности, в ближайшие годы и будет ли меняться вообще — точно неизвестно. Но не учитывать его как фактор риска абсолютно безрассудно.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную