Замена слободки
НОВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ
Тимофей Бутенко
Дедовщина
в контакте  |  facebook  |  twitter
СОЦСЕТИ
НАРУЖНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ   01.10.2016 | 13:05
Замена слободки
Просмотров: 535
Версия для печати

В статье про Солдатскую слободку ("Неуходящая натура") мы подробно описали неприглядный быт типичной рабочей окраины Саратова образца вековой давности. К сожалению, слободские трущобы, о которых били тревогу еще в 1920-е годы, дожили до наших дней, в чем легко убедиться, оказавшись в самом начале улицы Чернышевского. Однако, как мы уже отмечали, параллельно с "культурным смотром" некультурного поселения гвоздильного завода и соседних с ним предприятий советская власть все же попыталась как-то решить проблему.

Густая жирная грязь

Вросшие в землю покосившиеся хибары Солдатской слободки с кривыми и темными проулками никуда не делись и по сей день, но уже во времена угара нэпа рядом со всем этим неблагополучием появился новый жилой массив, который должен был хотя бы частично решить жилищную проблему заводчан и одновременно показать, как может измениться городская периферия. Речь идет о существующем и поныне поселке, про который многие забыли, хотя еще несколько десятилетий назад его название было, что называется, политически-топовым — Ленинский.

Единственное упоминание этого топонима, которое нам удалось разыскать с помощью краеведа и литератора Марии Салий, обнаруживается в заметке Г. Донского "Там, где будет завод", опубликованной 16 июня 1929 года в краевой газете "Поволжская правда". Вот что там говорится: "Автомобили, разбрасывая по сторонам густую жирную грязь, минуют Солдатскую слободку, огибают новый Ленинский поселок из двухэтажных домов, проезжают под мостиками желдорпутей и, наконец, выходят на Астраханский тракт".

Небольшой массив, спрятанный между автотрассой улицы Орджоникидзе и железной дорогой в районе Горгаза и станции Саратов-III, являет собой массив домов в два-три этажа. Возведение Ленинского поселка было своего рода репетицией соседнего поселения, являющегося для Саратова образцом комплексной застройки в эстетике модернистской архитектуры, — 1-го жилучастка завода комбайнов (см. статью "Руины истории", № 30 (280), 15 августа 2014 года). Ведь если жилучасток начал отстраиваться только в 1930 году, то интересующая нас местность к этому времени уже появилась на карте города.

Забытое название поселка, очевидно, было связано с тем, что 7 ноября 1922 года рабочие гвоздильно-проволочного завода "Новая Этна", до революции принадлежавшего фабрикантам Гантке, написали письмо Владимиру Ленину и объявили, что присваивают его имя своему предприятию, а также включают вождя мирового пролетариата в число почетных сотрудников. В 1968 году на одном из корпусов предприятия появилась доска, сообщающая об этом историческом событии, а вскоре мемориал попал в реестр памятников культурного наследия регионального значения, что, правда, не помешало ему в наши дни оказаться в буквальном смысле на свалке (см. статью "Ленин до востребования").

Иными словами, не мог ленинский завод обойтись без одноименного поселка. Наши предположения разделяет и Мария Салий, обращаясь к процитированной публикации из "Поволжской правды": "Ленинским поселком автор статьи называет несколько в то время недавно построенных и недостроенных домов для рабочих завода имени Ленина, которые на фоне скученных покосившихся хибарок Солдатской слободки действительно выглядели небольшим поселком. В середине 1929 года еще не вырос "город за городом" — жилучасток завода комбайнов — и дома завода имени Ленина были самым удаленным от центра новым жилым массивом".

Что же это за дома и как они изменились за почти девять десятилетий? К сожалению, сегодня мы не можем точно сказать, сколько построек включал в себя Ленинский поселок изначально. Из карт 1930-х годов и публикаций того же времени можно узнать, что в поселке было возведено восемь зданий. В настоящий момент здесь, на задворках торгового комплекса, занимающего цеха бывшего завода Ленина и отделяющего поселок от Солдатской слободки, сохранилось шесть домов. Пять двухэтажных зданий по улице Орджоникидзе, 117, 119, 123, 125 и 127, по документам были построены в 1927-1928 годах, а один трехэтажный дом возведен чуть позже.

Изначально все двухэтажки были жилыми, но теперь используются различными организациями и их первоначальный внешний вид сильно изменен перестройками и мансардами, хотя они входят в реестр выявленных объектов культурного наследия. Примечательно, что эти здания еще даже не имели черт господствующего в те времена конструктивизма. Двухэтажки больше похожи на дореволюционные особняки с легкими остатками модерна. К тому же, что интересно, дома построены из керамического кирпича вместо силикатного, который в основном использовался в массовом строительстве в последующие годы. Похожие на них здания середины 1920-х годов можно найти и в центре Саратова: дом связи на Московской, 128, или общежития рабочих Маслотреста на Большой Казачьей, 107 и 107а.

На ходулях не пройдешь

Вероятно, изначально Ленинский поселок виделся градостроителям как масштабный проект, который был заморожен из-за недостатка средств. В итоге к концу 1928 года здесь было построено пять упомянутых домов на 24 квартиры. Казалось бы, новое жилье для рабочих должно было хотя бы в какой-то мере снять напряженность с перенаселенной и крайне неблагоустроенной Солдатской слободки, а также решить вопрос компактности расселения работников окрестных предприятий. (В прессе конца 1920-х можно найти упоминания, что, например, из-за недостатка жилплощади у завода Ленина часть людей ежедневно добиралась сюда на работу аж с Соколовой горы!) Но недостатки были, и о них советская пресса предпочитала не умалчивать.

Так, 23 декабря 1928 года, одновременно с "культурным смотром" соседней Солдатской слободки в комсомольской газете "Молодой ленинец" была опубликована статья некоего Г.У. "В новых домах": "На окраине Солдатской слободки не так давно выросло пять домов, отстроенных на 24 квартиры. Эти квартиры теперь уже заселены рабочими завода им. Ленина.

Замена слободки

Манит в сумерки к себе яркий свет, разливаемый из окон, и обещает уют и тепло. Заглянем внутрь. Квартира рабочего состоит из двух комнат (кухни и передней). В квартире водопровод, электричество и теплая уборная.

Не редкость народные музыкальные инструменты: гармошка, балалайка, в некоторых квартирах проводятся редко радиоустановки. За положительными сторонами этих жилищ следуют и минусы.

Рабочий тов. Касивкин говорит о холоде в квартирах. Печи расположены внутри квартир так, что теплота не доходит до крайних стен, сами печи так были сделаны, что их уже по нескольку раз перекладывали. Нет общественной бани, прачечной, высока квартирная плата. На 120 жильцов нет комнаты для культработы и для общего собрания, которые приходится устраивать под открытым небом. Тов. Самсонов жалуется на холод.

— Я в течение двух лет переделываю голландку, и все же холодно и дымно, окна большие, а притворены плохо; двери устроены по типу летних… дует. В передней, как на улице.

Тов. Медведева просит замостить переулки у домов: грязь, на ходулях не пройдешь. Плохое освещение, часто дня по два не горит у нас электричество, по суткам не бывает и воды. Подали мы заявление и насчет соседства с нами кишечного завода, от которого... откроешь форточку — нос затыкай.

Квартирами мы, после хибарок в четыре-пять метров, из которых выбрались, довольны, здесь светло и просторно и все удобства, жаль, что администрация завода, отпуская средства на постройку жилищ, не привлекла рабочих к обсуждению проекта и смотру строительства. Наша просьба сейчас: срочно перестроить двери".

Стихия атомизации города

Если сегодня двухэтажные постмодернистские здания расселены и перепроектированы, то трехэтажный 18-квартирный дом по улице Орджоникидзе, 121, остается жилым. Это единственный дом, выполненный в стиле классического конструктивизма, чем-то схожий со зданиями в соседнем 1-м жилучастке завода комбайнов: силикатный кирпич, крупные окна, ленточное остекление подъездов, кубические формы фасадов.

Сегодня его окрестности запущены, зато видно, что жители пытаются из подручных средств улучшить среду своего незатейливого обитания. Вместо анонсированных детских площадок и прочих благ цивилизации здесь господствует царство грязи и запустения, заботливо одолеваемое вынесенным под открытое небо скарбом: цветочными горшками, кирпичами для шашлыков да самопальными диваном и столом, за которыми, очевидно, проводят досуг местные обитатели.

О рождении этого детища архитектурного авангарда можно узнать из газеты "Молодой ленинец" от 1 ноября 1929 года, в которой была опубликована фотография стройки трехэтажки с информацией о том, что дом "строится без лесов, в полтора кирпича, и будет утеплен фибролитом (спрессованная с цементом древесная стружка)".

Замена слободки

Сегодня от Ленинского поселка и остался этот одинокий дом, выходящий своим угловатым торцом на дорогу и оставляющий печальные ощущения памятника целой эпохи, затерянного в дебрях запустения и забвения. Его старшие двухэтажные братья, хоть и потеряли изначальный вид вместе с функциональным назначением, кажутся более жизнеспособными, предельно диссонируя с упадком и будучи частично отделенными заборами — этой стихией атомизации города. Из-за чего ощущения поселка как некогда единого целого здесь давно нет. Есть лишь какофония из протяжного воя сирен, гула пролетающих поездов и картавого шепота автомагистрали — типичная и привычная картина, на задворках которой умирает целая эпоха.

другие материалы
рубрики
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:
Цитата
Количество символов:0
Внимание! Количество символов
в комментарии не должно
превышать 2000 знаков!
КОММЕНТАРИИ (0)
на главную