Больные головы: саратовские полицейские в очередной раз попытались запретить публиковать свои изображения в интернете (почему это опасно)

Больные головы: саратовские полицейские в очередной раз попытались запретить публиковать свои изображения в интернете (почему это опасно)
Никоноров, Каржов и Вдовина / изображения с видео, которое полицейские пытались удалить, а также с сайта умвд.64.мвд.рф

В регионе не прекращаются попытки скрыть от общественности то, как сотрудники правоохранительных органов выполняют свои должностные обязанности. Причём неважно — профессионально они это делают или нет, законны их действия или противозаконны. На вооружении у людей в погонах — шаблонные страдания, головные боли, сообщения о собственной профнепригодности и борьба за имидж и авторитет ни много ни мало… всего МВД России!

На этой неделе Саратовский областной суд рассмотрел заявления двух сотрудников ППС — Дмитрия Никонорова и Александра Каржова, а также начальника правового отделения городского УМВД Светланы Вдовиной. Эти деятели жаловались на решение Октябрьского районного суда по делу об охране изображения силовиков.

Речь идёт о видеозаписи, на которой запечатлено, как стражи правопорядка производят задержание саратовского фермера Александра Кузовкина. С этим видео можно ознакомиться по ссылке.

Короткий пересказ: фермер снимает, как люди в погонах выполняют законную деятельность в общественном месте. Тем не менее, узнав о том, что запись опубликована нашим изданием, полицейские пошли в суд. Мол, они не давали разрешения на размещение видео со своим изображением в Сети.

От нас требовали удалить запись, объясняя это, среди прочего, тем, что Кузовкин покусился на нематериальные блага, данные сотрудникам с рождения. То есть — на лица полицейских (которые, к слову, были скрыты под масками). А у фермера стражи правопорядка планировали отсудить по 50 тысяч рублей — в качестве компенсации морального вреда. Подробнее о том, как у них ничего в итоге не получилось, можно прочитать в нашем материале «Органы в чёрном квадрате».

Иски Никонорова и Каржова были идентичны. В них полицейские заявляли, что являются не только стражами правопорядка, но и гражданами. И, если полицейский — представитель власти — по определению должен быть публичным человеком, то гражданин, мол, вправе требовать защиты своего изображения.

При этом, что интересно, если в ходе выполнения служебных обязанностей в сотрудника правоохранительных органов плюнут, ударят его в пах или по лицу (или просто обматерят), то о его гражданской составляющей никто вспоминать не станет. Покусившийся на полицейского человек пойдёт по статье 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти — наказывается лишением свободы на срок до 10 лет). Такое вот получается выборочное деление на полицейского/гражданина.

Среди прочего, истцы заявляли о том, что публикация их изображения в интернете привела к нравственным страданиям «от излишнего внимания… со стороны общественности». Фактически, Никоноров и Каржов, слово в слово описывая свои «мучения», сообщили о собственной профнепригодности.

«В результате оглашения моих персональных данных и демонстрации на данной видеозаписи, я стал узнаваемым на улицах города, отчего стал ощущать сковывание и дискомфорт. Данные обстоятельства не дают мне в полной мере исполнять должностные обязанности, так как я работаю с гражданами. На фоне всего происходящего у меня возникли головные боли, появилась бессонница», — вторили полицейские друг другу.

Впрочем, как выяснилось, автором этого шедевра, скорее всего, были не сами истцы, а представители правового отделения УМВД по городу Саратову. Его начальница — Светлана Вдовина — честно пояснила в суде, что полицейское руководство приняло решение помочь своим сотрудникам «защитить право на изображение» и подсказало, какие страдания у них должна вызывать публикация их лиц в Сети.

Как теперь выясняется, правовое отделение городского Главка, похоже, также списало «узнаваемость на улицах города» и «головные боли» из других исковых заявлений. По всей видимости, в различных регионах России пытаются создать правовую базу для запрета съёмки и публикации изображений полицейских при исполнении. А по судам гуляют шаблонные страдания стражей правопорядка, у которых то и дело начинает болеть голова от общественного внимания.

Так, в той же Саратовской области в 2020 году инспектор ДПС Алексей Салухов попытался взыскать с местного блогера Сергея Синицына 500 тысяч рублей за публикацию видеороликов, на которых был запечатлён полицейский при исполнении обязанностей. В исковом заявлении сотрудник правоохранительных органов слово в слово повторял доводы Никонорова и Каржова о том, что публикация изображения стража правопорядка не даёт «в полной мере исполнять должностные обязанности».

Салухов целый год судился с блогером, в результате не получив ничего, кроме ещё большей известности. В декабре 2020 года судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции поставила точку в этом деле, оставив в силе решения нижестоящих инстанций об отказе в удовлетворении требований инспектора ДПС. Неизвестно, сумел ли полицейский адаптироваться в условиях популярности своей персоны или до сих пор ощущает «сковывание и дискомфорт», мешающие нормально работать.

Мы обнаружили и более ранние упоминания о полицейских страданиях, описанных по шаблону. Например, в октябре 2017 года в Хабаровском крае рассматривались заявления двух сотрудников ДПС. Им не понравилось то, что в соцсеть «Одноклассники» было выложено видео с их лицами, отснятое местной жительницей в ходе составления на неё административного протокола.

И вот, что писали хабаровские полицейские в своих исках: «Несмотря на то, что он является сотрудником полиции, а в частности, инспектором ДПС, он остается гражданином РФ, наличие на нем формы и жетона не лишает его гражданских прав. Следовательно, его изображение охраняется законом» (практически слово в слово с нашими героями Никоноровым и Каржовым).

И далее: «В результате оглашения его персональных данных и демонстрации его лица на данной видеозаписи, он стал узнаваем на улицах города, отчего стал ощущать сковывание и дискомфорт от постоянных улыбок и шуток, отпускаемых в его адрес, понизилась самооценка. Данные обстоятельства не дают ему в полной мере исполнять должностные обязанности, так как он работает с гражданами… На фоне всего происходящего у него возникли головные боли, появилась бессонница…» Знакомо, да?

Аналогичные истории мы обнаружили и в других регионах России. Возможно, это просто совпадение, и полицейские массово становятся стеснительными. После чего мучаются головными болями, мечтая наказать тех, кто сделал их «знаменитыми».

Но не исключено, что дело тут намного серьёзнее. А страдающие от внимания общественности полицейские — всего лишь винтики в большом механизме, который готовится в очередной раз «закрутить гайки». И в этом случае участие в подобных делах представителей правового управления МВД — очень показательно.

Отметим, что в своих попытках запретить размещение изображений полицейских в Сети без их согласия люди в погонах идут до конца. После того, как в феврале 2021 года Октябрьский районный суд отказал Никонорову с Каржовым в удовлетворении требований к нашему изданию, те направили жалобы в апелляционную инстанцию. Точнее, сначала жалобу подала начальница правового отделения УМВД Вдовина, а уже за ней, как под копирку, два сотрудника ППС.

Полицейские заявили: «Целью видеосъемки и целью размещения публикации и видеоролика в сети интернет являлось, по всей видимости, привлечение неопределенного круга лиц пользователей интернета к участию в обсуждении сотрудников органов внутренних дел».

Вот это их, судя по выделению предложения в тексте подчёркиванием, особо напрягает. Обсуждение деятельности полицейских на форумах. Поиски ответов на вопрос: а адекватно ли работает система МВД? А правильно ли поступает в конкретной ситуации тот или иной сотрудник? Кто защитит граждан, если сами защитники становятся порой опасны для общества?

Кстати, вот как начальник правового отдела городского УМВД Вдовина объяснила интерес системы к этому делу в своей апелляционной жалобе: «Образ МВД России складывается из имиджа каждого сотрудника, поэтому репутация полицейского не может рассматриваться только как его частное дело. Это негативно влияет и на самого сотрудника, который честно выполняет свой долг. В этих условиях отстаивание интересов системы МВД России, защита деловой репутации реально способствует формированию положительного образа сотрудника полиции, поддерживает авторитет МВД России в глазах общественности, повышает уровень доверия к МВД России со стороны граждан».

И так далее.

Саратовский областной суд, рассмотрев эти жалобы, 27 апреля 2021 года принял решение отказать в их удовлетворении. Таким образом, выводы первой инстанции о том, что фермер Кузовкин и наше издание имели полное право размещать в интернете изображения полицейских при исполнении, были подтверждены. Решение вступило в законную силу.

Однако есть подозрение, что Вдовина и всё её правовое отделение на этом не остановятся. Ведь им нужно и дальше «повышать уровень доверия к МВД России со стороны граждан» такими вот странными методами. Так что не исключено, что эти ребята, как инспектор ДПС Салухов, пойдут до конца — в Первый кассационный суд общей юрисдикции. Благо он рядом — в Саратове находится.

Мы продолжим следить за развитием событий.