Как опускают Саратов: чиновники, прикрываясь «техническими изменениями», могут нанести сокрушительный удар по строительной отрасли региона

Как опускают Саратов: чиновники, прикрываясь «техническими изменениями», могут нанести сокрушительный удар по строительной отрасли региона
В свете последних событий, анонсированный региональными властями 4-звёздочный французский отель на набережной Саратова может сильно «подтаять» / © ИА «Версия-Саратов»

История с запретом на возведение в Саратовской области зданий выше 10 этажей получила неожиданное продолжение. Похоже, чиновники решили полностью исключить возможность строительства высоток в регионе. Ни решение проблем обманутых дольщиков, ни реализация распиаренных инвестпроектов больше не будут являться основанием для исключения из общего правила — выше десяти не подниматься. Причем сделано всё было по-тихому. И, судя по всему, с нарушениями.

22 июня 2020 года председатель правительства области Александр Стрелюхин подписал постановление № 526-П. Этот документ вносит изменения в другое постановление — губернатора Валерия Радаева от 25 декабря 2017 года № 679-П — более известное как запрет на строительство высоток в регионе.

Напомним, в 2017 году разгорелся скандал, связанный с принятием областных нормативов градостроительного проектирования. Основной претензией застройщиков к этому документу было то, что он практически лишал представителей отрасли возможности строить здания выше 10 этажей. Как в историческом центре Саратова (где это действительно может быть оправдано), так и на окраинах, в развивающихся микрорайонах.

Подробнее о проекте нормативов мы рассказывали в публикации «Этажи коррупции».

Противники таких изменений три года назад создали петицию на портале Change.org, которую за короткий промежуток времени подписали более 10 тысяч человек. Люди возмущались тем, что чиновники, запрещая высотки, прикрывались темой сохранения старинных зданий. Тогда как на самом деле исторический центр Саратова к этому времени и без того был защищен от высотной застройки иными нормативными актами.

В свою очередь повсеместный запрет на здания выше 10 этажей, по мнению авторов петиции, грозил огромными проблемами не только представителям стройиндустрии, но и обманутым дольщикам, а также рядовым покупателям жилья. Прогнозировался резкий рост стоимости квартир в новостройках. Также жители региона опасались разгула коррупции и расцвета эры откатов.

В итоге, изначальный проект нормативов претерпел некоторые изменения, а строителям оставили лазейки-исключения. Превышать этажность всё же разрешалось. А именно, если строительство или реконструкция ведутся в целях:

— развития застроенных территорий;

— комплексного освоения территории (строительство жилья экономического класса);

— комплексного развития территории по инициативе правообладателей земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимого имущества;

— комплексного развития территории по инициативе органа местного самоуправления;

— обеспечения завершения строительства объектов незавершенного строительства, по которым застройщиками не были в установленном порядке выполнены обязательства перед участниками строительства;

— обеспечения завершения инвестиционных проектов в границах зон перспективного развития жилой застройки.

Как сообщил нашему изданию информированный источник, подписанное Стрелюхиным постановление № 526-П якобы должно удалить из нормативов именно эти исключения. И сделать строительство высоток в регионе невозможным в принципе.

Зная о том, сколько шума вызвали губернаторские нормативы в 2017 году, трудно поверить, что столь кардинальные изменения градостроительного документа в 2020 году остались незамеченными наблюдателями. Но так оно и есть. Возможно, всё дело в том, что чиновники умудрились «замаскировать» этот процесс и запутали всех. Включая даже самих себя…

 

Проект превращается…

Три года назад жителям региона, как и положено по закону, предоставили право ознакомиться с проектом нормативов до того, как их подписал губернатор. Тогда черновик документа хорошенько запрятали на сайте министерства строительства и ЖКХ области. Но те, кого проект непосредственно касался, отыскали его и успели сделать свои замечания по поводу содержания.

В случае с изменениями нормативов, которые затеял Александр Стрелюхин в июне 2020 года, всё должно было произойти точно также. И действительно, проект правительственного постановления был вывешен в недрах сайта регионального минстроя еще в апреле этого года. Только вот его разработчики заявили корреспонденту ИА «Версия-Саратов», что никаких замечаний и предложений от граждан и организаций по поводу грядущих изменений за прошедшие месяцы к ним не поступило.

И не удивительно. Ведь проект постановления, вывешенный для всеобщего обсуждения, имеет мало общего с тем, что в итоге подписал Стрелюхин! Насколько это законно — должны выяснить сотрудники надзорного органа. А чтобы им было проще разобраться в том, что наворотили чиновники, мы подробно опишем процесс внесения изменений в важнейшее для строительной отрасли постановление областного правительства. Помимо прокуроров, это должно быть интересно довольно широкому кругу лиц.

Итак, предположительно в начале 2020 года областное правительство решило внести изменения в губернаторское постановление № 679-П. На странице «Региональные нормативы градостроительного проектирования» (в подразделе «Градостроительство» раздела «Строительство и стройиндустрия») сайта минстроя был вывешен соответствующий проект постановления.

Собственно, вот он. Пока еще доступен для скачивания по указанному выше адресу:

проект

Как видно, речь здесь идет о неких технических изменениях. В частности, согласно проекту, Александр Стрелюхин намеревался заменить в нормативах словосочетания «Лесопарки и заповедники» на «Природные заповедники». Там что-то поменялось в федеральном законодательстве, вот и решили, как говорится, «привести документ в соответствие».

Целый ряд чиновников согласовал такие изменения. Тут отметились и вице-губернатор Игорь Пивоваров, и зампред правительства Роман Бусаргин, и начальник правового управления Алексей Мудрак.

Не мудрено, что все они согласовали представленный на общественное обсуждение черновик документа. Ведь министр строительства и ЖКЖ области Павел Мигачёв, подготовивший пояснительную записку и финансово-экономическое обоснование к проекту, черным по белому писал: изменения никак не затронут субъекты предпринимательской и инвестиционной деятельности.

пояснительная записка

И вот, спустя несколько месяцев власти публикуют сразу два (!) постановления за подписью Стрелюхина, касающиеся внесения изменений в одно губернаторское постановление «о высотках». Оба документа (под номерами 526-П и 527-П) датированы 22 июня 2020 года. И в обоих частично упоминаются технические моменты, речь о которых шла в согласованном и выставленном на обсуждение проекте. Но, помимо прочего, сюда уже закрались более глобальные изменения, которые в проекте прописаны не были.

постановления

Например, в постановлении 526-П появилось указание на то, что необходимо «части вторую, четвертую (в пункте 2.1.10 губернаторского постановления, — прим. авт.) признать утратившими силу». Чтобы было понятно, пункт 2.1.10 постановления от 2017 года как раз является основным во всей этой истории.

Конечно, там не идет никакой речи о лесопарках или заповедниках. А говорится там о больном вопросе для саратовских застройщиков — об ограничений этажности. И именно здесь содержатся (или уже «содержались»?) исключения, позволяющие строителям в определенных случаях выходить за рамки 10 этажей.

Кажется, тут к эксперту не ходи — очевидно, что подписанное председателем правительства постановление и согласованный чиновниками проект — два разных документа. И тут бы напрячься тому же начальнику правового управления Мудраку. Или еще одному согласователю — начальнику управления по взаимодействию с правоохранительными органами и противодействию коррупции облправительства Илье Овчинникову. Но, кажется, всех всё устраивает.

 

Режут наживую

Мы попытались понять, что же означает фраза в постановлении Стрелюхина о признании утратившими силу частей 2 и 4 пункта 2.1.10 нормативов. Тут всё сложно. Дело в том, что у этого пункта нет разбивки на части, а присутствуют лишь абзацы. Если в проекте постановления чиновники оперировали именно абзацами, то в подписанном 22 июня документе устроили путаницу с частями. И, по всей видимости, запутались сами, введя в заблуждение справочно-правовую систему «Гарант».

Как и мы, «Гарант» посчитал, что слово «часть» в постановлении облправительства равно слову «абзац». И, применив такие расчеты, система признала утратившим силу положение о том, что технические, мансардные и цокольные этажи также стоит учитывать при определении этажности объекта. Также под нормативный нож попал абзац о том, что в исторической части Саратова высотность зданий не может превышать параметров, указанных в прилагаемой таблице. При этом сама таблица в документе осталась.

В общем, чиновники сотворили что-то совершенно необъяснимое, мимоходом, кажется, покусившись на те самые старинные постройки в центре города, которые намеревались оберегать. Представители одной из юридических фирм Саратова, обнаружив это, на протяжении длительного времени пытались получить ответ от сотрудников правительства: что всё это означает? И вот, чем закончились их расспросы.

— Мы звонили по поводу постановления Стрелюхина номер 526-П, но никто не мог ответить на вопрос: что именно признается утратившим силу. В итоге нас отправили к заместителю начальника правового управления правительства Саратовской области Елене Суминовой. Мол, только она может ответить на этот вопрос. Елена Ильинична сказала, что в постановлении якобы была допущена ошибка, которую в скором времени исправят. По ее словам, утратившим силу должен был стать абзац, в котором говорится о различных случаях, при которых допускается отклонение от предельных параметров по этажности, — рассказали юристы.

Корреспондент нашего издания также попытался переговорить с Еленой Суминовой, однако она оказалась «сильно занята» и не готова к разговору. Другие сотрудники правового управления, представители аппарата председателя правительства и работники профильного министерства тоже затруднились дать пояснения по поводу происходящего. Впрочем, в пресс-службе минстроя пообещали в ближайшее время разобраться в ситуации и предоставить официальный комментарий.

Один из разработчиков проекта постановления — Илья Вирич — заявил, что не считает окончательный вариант документа, подписанный Стрелюхиным 22 июня, «совершенно другим».

— Там просто добавился один пункт об исключении второй и четвертой части раздела, — сказал Вирич, затруднившись пояснить, что же это означает. — К сожалению, данный вопрос я вам не смогу пояснить, потому что согласование осуществляется правительством Саратовской области, а не министерством строительства. То, что было в проекте — это совершенно технические изменения. Одно наименование поменялось на другое. Насколько я помню, об этом было написано в пояснительной записке.

Нормально ли то, что конечное постановление отличается от вывешенного на обсуждение проекта, собеседник также пояснить не смог, сославшись на то, что это — юридический вопрос.

— Проект был размещен, и с момента его публикации ни от кого не поступало никаких предложений, — подчеркнул Илья Вирич.

Сам же подписант постановления — председатель правительства Александр Стрелюхин — вовсе уверен, что речь в документе идет о застройке в центре Саратова.

— Никакой там ошибки не было допущено, — заявил Стрелюхин. — Мы этим постановлением ограничиваем этажность для исторической части города. Вот и всё. А дальше всё, что необходимо вносить в правила землепользования и застройки — это прерогатива города.

Дополнительные вопросы собеседник слушать не стал, отметив, что по телефону обсуждать эту тему не намерен. И сбросил вызов.

 

P.S. Пока в правительстве пытаются разобраться, что именно они решили поменять в градостроительных нормативах, представители строительной отрасти уже начинают паниковать. Ведь, вопреки уверениям министра Мигачёва, вносимые изменения могут оказать сильнейшее негативное воздействие, как на застройщиков, так и на инвестпроекты, годами вынашиваемые властями в Саратове.

Что же касается истории с проектом постановления, обернувшимся двумя документами за подписью Стрелюхина, то этим, по мнению нашего издания, следует всерьёз заняться надзорному органу. Мы просим считать эту публикацию официальным обращением в прокуратуру Саратовской области.