«Врачи в Коммунарке сказали, что просто его нужно было хотеть лечить»: федеральное издание опубликовало интервью родственницы заслуженного артиста России, который умер от коронавируса в энгельсской больнице

«Врачи в Коммунарке сказали, что просто его нужно было хотеть лечить»: федеральное издание опубликовало интервью родственницы заслуженного артиста России, который умер от коронавируса в энгельсской больнице
Мария Горевая / © скрин из видео YouTube-канала «ПРАВМИР»

На YouTube-канале федерального издания «Правмир» вышло интервью с Марией Горевой, свекр которой, актер Саратовского театра оперетты, заслуженный артист России Анатолий Горевой, умер от коронавируса. Напомним, широкую огласку история получила в августе. Мужчине было 68 лет. Как рассказали его родственники, Горевой почувствовал недомогание 12 августа. С тех пор его, с известными всем симптомами — высокой температурой, сухим кашлем и одышкой — не только не тестировали на COVID-19, но и упорно отказывались госпитализировать.

Даже после того, как 16 августа температура у него поднялась до 40 градусов. И после компьютерной томографии, которая, по словам близких артиста, показала 75 процентов поражения легких. Несмотря на заявления о том, что «в больнице места нет», мужчину всё-таки госпитализировали 17 августа. 19 августа родственники позвонили в больницу, чтобы узнать информацию о состоянии свекра. Врачи сказали, что с ним всё в порядке. Однако уже на следующий день его перевели в реанимацию, в красную зону, и подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.

Позже чиновники обещали предоставить информацию семье Анатолия Горевого при условии, что они «снимут публикации в СМИ». По словам Марии, врачи также отказывались принимать помощь врачей из Коммунарки по поводу лечения артиста. Поняв, что Анатолию не становится лучше, 28 августа Мария попросила заместителя главного врача 2-й городской больницы Энгельса перевести ее свекра в Саратовскую областную больницу, но ей отказали, пояснив, что в данный момент в учреждении нет мест и посоветовали снова снять публикацию в СМИ. Мария отказалась. На следующий день врачи сообщили родственникам о смерти заслуженного артиста России.

«Я думаю, когда я звонила, он и был тяжелый и там не было возможности его перевести. Когда они поняли, что никакую публикацию я снимать не буду, им ничего не остается, как рассказать нам, что он действительно тяжелый, и что он умирает. Я верила до последнего. Даже когда нам вечером накануне сказали, что прогноз неблагоприятный, и они признались, я надеялась, что мы его перевезем и он поправится. Мне до сих пор трудно смириться.

Мы пытались у врачей получить историю болезни Анатолия, нам помогали юристы. Они говорили, что есть постановление Конституционного суда, которое говорит о том, что сейчас документ умершего родственника должен предоставляться по требованию. Мы 3 раза обращались к ним. Историю болезни нам выдали лишь 9 сентября. Сейчас мы разбираемся в этом, инициируем проверки, обращаемся в разные ведомства.

Я считаю, что помощь свекру была оказана несвоевременно, тест у него взяли лишь на третьи сутки. Когда врачи в Коммунарке спросили, сколько ему лет, они сказали, что он молодой, и все шансы его спасти были, просто его нужно было хотеть лечить. Никто из энгельсских врачей даже не выразил нам свои соболезнования, они разговаривали с нами так, будто бы мы наступили им в транспорте на ногу или они нам наступили, а мы им хотим сказать, что это нехорошо. Отбивались от нас, как от назойливых мух. Ужас положения еще в том, что папа — заслуженный артист России, служил в областном театре оперетты, у него есть орден 2-й степени за заслуги перед Отечеством, и он, уже болея, записал ролик в благодарность врачам, которые борются с коронавирусом. Но, наверно, это видео не об этих врачах. Папе помочь могли только в больнице, но как только он туда попал, она закрылась, как зона отчуждения. Сейчас у нас есть долг разобраться, что произошло и почему он умер», — поделилась Мария.