«Минимальный уровень жестокости не был достигнут»: саратовский суд оценил рассказы осуждённых силовиков о пытках «стаканом» и других нюансах отсидки в нескольких регионах России

«Минимальный уровень жестокости не был достигнут»: саратовский суд оценил рассказы осуждённых силовиков о пытках «стаканом» и других нюансах отсидки в нескольких регионах России
© ИА «Версия-Саратов»

В Кировском районном суде Саратова рассмотрели заявление бывшего сотрудника ДПС Энгельсского района Алексея Фидаса. Осуждённый за взятки на 8 лет колонии строгого режима экс-полицейский попытался взыскать компенсацию за нарушение условий содержания в исправительных учреждениях страны.

Фидас предъявил исковые требования к управлениям ФСИН шести регионов — по Саратовской, Волгоградской и Свердловской областям, по Республике Татарстан, Удмуртской Республике, а также по Пермскому краю. Он заявил о «бесчеловечных и унижающих достоинство» условиях перевозки из саратовского СИЗО-1 в пермскую колонию № 37. А также о нарушениях в транзитных передаточных пунктах по пути следования — в Казани, Ижевске, Екатеринбурге и Перми в период с 3 по 17 июля 2019 года.

О том, за что был осуждён Алексей Фидас, подробнее можно прочесть по ссылке.

Ранее мы рассказывали, что бывший инспектор ДПС попытался получить от государства 500 тысяч рублей за унижения, которым якобы подвергся в СИЗО-1 Саратова. Там обвинённого в коррупции бывшего стража правопорядка раздевали под запись видеокамеры. Кроме того, с его слов, справлять естественные надобности ему приходилось на глазах у сокамерников и сотрудников изолятора. Суды первой и апелляционной инстанции отказали Фидасу во взыскании компенсации.

На сей раз в заявлении экс-полицейский подробно рассказал о способе перевозки осуждённых в «стаканах». Это — маленькие камеры внутри автозаков, которые используют для изоляции отдельных категорий задержанных во время передвижения. К таким категориям, среди прочих, относятся и бывшие сотрудники правоохранительных органов.

Из заявления Фидаса: «„Стакан“ представляет собой запираемую снаружи цельнометаллическую изоляционную коробку (полностью закрытую кабину) площадью 0,325 квадратных метра, глубиной 65 см и шириной — 50 см, с одним сиденьем внутри. Кабина имеет прочный металлический корпус и дверь с глазком с маленькими отверстиями для доступа воздуха. Потолок в „стакане“ низкий (около 160 см) и не позволяет человеку встать в полный рост».

В такой штуковине, согласно официальной позиции, определённых заключённых перевозят, в том числе, ради их же безопасности. Однако те, кто столкнулись с подобной «услугой» ФСИН, фактически завалили жалобами Европейский суд по правам человека. Из-за этого, как сообщает издание «Коммерсантъ», в апреле 2019 года ЕСПЧ вынес пилотное постановление о бесчеловечных условиях транспортировки заключённых в России.

Бывший инспектор Фидас рассказал, что этапировали его из Саратова при помощи как раз такого «стакана». Он использовался для перевозки между местами содержания и железнодорожными вокзалами. По словам экс-полицейского, с ростом 175 сантиметров и багажом он едва сумел влезть в «стакан»: «буквально запихнули внутрь».

Фидас2
Алексей Фидас до задержания / © youtube-канал Евгения Ширманова

«От длительного нахождения в зажатой и почти неподвижной позе затекало тело, немели конечности. Находясь в чрезвычайно тесном отсеке, Фидас сильно страдал от ограниченной вентиляции и жары, поскольку цельнометаллическая дверь „стакана“ препятствовала циркуляции воздуха. „Стакан“ не был оборудован никакими устройствами безопасности, в том числе ремнями безопасности. Держаться в нём тоже было не за что, во время движения административный истец при торможении, поворотах, а также на кочках бился телом об стены. По причине отсутствия окна, заранее предугадать маневры автозака было невозможно. В таких условиях в автозаке до пересадки в поезд Фидас провёл 1 час», — говорится в заявлении, поданном в саратовский суд представителем бывшего инспектора ДПС.

Там же приводятся многочисленные претензии осуждённого к перевозке в вагонзаках (маленькие камеры в поезде, редкие походы в туалет, недостаточное обеспечение кипячёной водой и так далее). Также раскритиковано содержание в транзитных передаточных пунктах других регионов, где успел побывать Фидас.

Экс-полицейский сообщил суду, что мог обратиться с соответствующими жалобами к начальнику конвойной службы, следственного изолятора, прокурору, уполномоченному по правам человека в РФ, а также в суд, но «счёл нецелесообразным использовать указанные средства правовой защиты, так как на практике эти средства заведомо неэффективны». Кроме того, он побоялся ответной реакции — «давления со стороны властей», которые из-за жалоб могли бы создать «ещё более невыносимые условия содержания».

За причинённые страдания Фидас потребовал компенсацию в размере 380 тысяч рублей.

Ответчики иск не признали. По поводу «стаканов» они сообщили суду, что конструкция спецавтомобилей для перевозки заключённых — типовая, изменения в неё не вносились. Автозаки сертифицированы, предприятием-изготовителем (ФКУ ИК-7 УФСИН России по Республике Башкортостан) в камерах не предусмотрены ремни безопасности.

В судебном решении приводятся подробные пояснения представителей ФСИН о том, как осуществляется перевозка спецконтингента железнодорожным транспортом. В том числе, приведены данные из специальных журналов вагонзаков, где проставлены отметки о числе посещений туалета каждым заключённым и количестве выданного кипятка.

Также ответчики опровергли доводы о неудовлетворительных условиях содержания в транзитных передаточных пунктах. Они неоднократно подчёркивали, что ни от Фидаса, ни от других этапированных заключённых письменных жалоб за время перевозки не поступало.

Интересно, что, помимо тюремщиков, суд в ходе разбирательства опросил ещё одного осуждённого бывшего сотрудника правоохранительных органов, которого перевозили вместе с Фидасом. Этот мужчина, фактически, выступил в качестве свидетеля со стороны бывшего инспектора ДПС. Общение с ним организовали при помощи видеоконференцсвязи.

Свидетель пояснил суду, что с Фидасом он ехал этапом из Ижевска до ИК-37.

«От Перми ехали в „стаканах“ с сумками на коленях. В СИЗО г. Пермь, пока их не переместили на постоянной основе в камеры, их посадили в помещение душа, где они находились 8 часов. Было очень влажно, тяжело дышать. Мотивировали, что не было отдельных камер. У него разболелась голова от этого, хотя он не самый больной человек. Чтобы подышать воздухом, подходил к двери, чтобы дышать через щель. Потом сотрудник открыл решетку, стало легче дышать. На окнах нет решеток, капли капают на пол», — приводятся слова свидетеля в судебном решении.

«В ЕКБ (Екатеринбург, — прим. авт.) было мало места в камерах, так же влажно и отвратительные условия в душе… Все унижает достоинство человека. Не было никакой уединенности в ЕКБ, как и в Перми, никаких разделений. Шесть шлангов из потолка. Мылись по очереди, не из каждого шланга нормальный напор, брызги попадают на одежду. Распылители плохо работали.

При транспортировке из Перми до ИК-37 их держали в поезде более суток, ехали около 30 часов. Кабина была на 6 человек, а их было 8. В остальных кабинах было достаточно свободно, потому что там содержались обычные заключенные, а они являлись бывшими сотрудниками. Там курили, редко выводили в туалет. Помещение не проветривалось, окна не открывались…

Фидаса тоже сажали в «стакан» при перевозке, у него было не меньше 2-х сумок. Они ставили их на колени. Когда ехали, на поворотах стукались о стены с сумками. В «стакане» было жарче, чем на улице, душно. Когда ехали из Перми, там не было проветривания воздуха. В вагоне системы кондиционирования не было, в «стаканах» в некоторых была, в некоторых не было. В вагоне было очень жарко, сняли с себя все практически и потели. В поезде в купе 7 спальных мест, а человек 8. Передвигались и в ночное время, отдыхали по очереди, несколько спят, несколько сидят. Это как плацкарт, третья полка, где обычно вещи лежат, там спальное место…

Помещения в спецмашине для вещей нет, можно их только оставить в камере или помещении сотрудников ФСИН. Но им сказали взять с собой. В одном «стакане» ехали с сумками на коленях, в каком-то разрешили поставить в помещении с сотрудниками ФСИН. В «стакане» ехали минут 40.

На Ижевский вокзал ехали в общей камере, и в ЕКБ один раз ехали в совместной камере, в «стакане» 2 раза — до вокзалов из Перми и ЕКБ. Жалобы по данным фактам не подавал. Претензий по содержанию он не высказывал, полагал неэффективным», — приведены показания свидетеля, этапированного вместе с Фидасом.

стакан
Уполномоченному по правам человека в Томской области демонстрируют условия перевозки в «стакане». 2016 год / © ombudsman.tomsk.ru

В результате судья Кировского районного суда Саратова Оксана Стоносова пришла к выводу, что «страдания истца не превышали тот неизбежный уровень страданий, который связан с отбыванием наказания в виде лишения свободы».

Что же касается так называемой пытки стаканами, то суд решил подсчитать, сколько времени осуждённому пришлось провести в маленькой камере при перевозке. По мнению служителей Фемиды, этого времени было недостаточно для того, чтобы говорить о недопустимости подобных мер.

«Рассматривая доводы административного истца о нечеловеческих условиях при его перевозке в „стаканах“, суд приходит к выводу, что минимальный уровень жестокости не был достигнут, поскольку нахождение заявителя в рассматриваемых условиях было ограничено во времени (20-30 минут). Отсутствие ремней безопасности в автозаке само по себе не может означать нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод», — отметила судья Стоносова в решении от 26 августа 2020 года.

Завтра, 25 марта, судья Саратовского областного суда Татьяна Шмидт должна рассмотреть апелляционную жалобу Алексея Фидаса на такое решение. Если заседание не будет отложено (11 марта рассмотрение уже переносилось из-за «необходимости совершения иных процессуальных действий»), то вскоре станет известно, поддерживают ли в апелляционной инстанции расчёты районного суда о достижении уровней жестокости по отношению к человеку.