«Справлять естественные надобности приходилось на виду у сотрудников СИЗО»: осуждённый за взятки экс-полицейский заявил о крысах, следах крови и унижении в саратовском изоляторе — суд ему не поверил

«Справлять естественные надобности приходилось на виду у сотрудников СИЗО»: осуждённый за взятки экс-полицейский заявил о крысах, следах крови и унижении в саратовском изоляторе — суд ему не поверил
Алексей Фидас до задержания / © youtube-канал Евгения Ширманова

Дважды осуждённый за взятки бывший сотрудник полиции Алексей Фидас попытался взыскать с регионального УФСИН и администрации саратовского СИЗО-1 сумму в размере 500 тысяч рублей. Эти деньги, по мнению истца, должны компенсировать его страдания, причинённые «нарушением условий содержания в исправительном учреждении». В своём заявлении он подробно описал то, с чем якобы столкнулся в стенах изолятора.

Напомним, Алексей Фидас был одним из четырёх инспекторов ДПС Энгельсского района, которых осенью 2017 года осудили за взятку. По версии следствия, он остановил водителя автомобиля Daewoo Nexia, который не совершал никакого правонарушения. Тем не менее, инспекторы пригрозили владельцу машины привлечением к административной или уголовной ответственности и потребовали взятку в размере 30 тысяч рублей.

Поскольку все деньги сразу от водителя получить не удалось, позже правоохранители сами явились домой к жертве и забрали оставшиеся. За такие действия стражи правопорядка получили сроки от 7 до 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Каждого из них также обязали выплатить по 300 тысяч рублей штрафа. Фидасу по этому эпизоду назначили 7 лет и 6 месяцев заключения.

Весной 2018 года все четверо экс-полицейских пытались обжаловать приговор, но им это не удалось. А летом 2019 года в отношении Фидаса был вынесен ещё один приговор за коррупционные действия по новому эпизоду. По совокупности преступлений ему назначили наказание — 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

В итоге Алексей Фидас длительное время находился в СИЗО-1 Саратова. Он содержался там с октября 2017 года по апрель 2018 года — до вступления первого приговора в законную силу, после чего был переведён в колонию Пермского края. В сентябре 2018 года бывшего полицейского вновь вернули в саратовский изолятор, откуда он убыл лишь в июле 2019 года «для дальнейшего отбытия наказания».

В 2020 году Фидас, через своего представителя, обратился в Энгельсский районный суд за взысканием компенсации в полмиллиона рублей с органов исполнения наказания. Первое, что не понравилось экс-полицейскому в СИЗО-1 — это досмотр в специальной комнате. Он заявил, что при поступлении в изолятор его заставили полностью раздеться в поле обзора камеры видеонаблюдения.

Отдельные претензии у бывшего дорожного инспектора были к условиям его перевозки между режимными корпусами изолятора. По словам Фидаса, его девять раз переводили из одной камеры в другую, при этом перемещая «в очень тесной одиночной цельнометаллической камере» автозака. Там он якобы «фактически был лишён возможности двигаться».

В самих камерах, как указал осуждённый, зачастую не было тумбочек или другой мебели: «Сумки заключенных с их личными вещами, одеждой и продуктами хранились под кроватями, где их прогрызали крысы и мыши, либо во избежание этого подвешивались».

Также, по его словам, «практически во всех камерах было холодно, сыро и очень грязно, присутствовала паутина, на стенах и потолке имелись пятна, следы убитых насекомых и крови, на окнах и около них были плесень и грибок».

«Отопление в зимний период работало плохо, в окнах были щели, иногда частично отсутствовали стёкла, было холодно, спать приходилось в верхней одежде. Во многих камерах с потолков и стен сыпалась штукатурка, краска, побелка, стены и потолок были ободраны, в жирных пятнах, имелись следы недоделанного ремонта.

Почти во всех камерах имелись вредные насекомые (тараканы, мокрицы, мухи, комары) и грызуны (мыши, крысы), никаких мер по их уничтожению и дезинфекции камер администрация СИЗО-1 не предпринимала. Инструменты и средства для уборки помещений отсутствовали.

Питьевой, а также горячей воды в камерах не было, а холодную воду на ночь часто отключали. Единственная раковина примыкала к туалету. Туалеты в камерах были грязными, часто без дверей, с множеством окошек в перегородках (фанерных либо пластиковых), из-за чего просматривались насквозь. Справлять естественные надобности приходилось на виду у сокамерников, а иногда и сотрудников СИЗО-1», — заявил Фидас.

Также экс-полицейский рассказал, что страдал от посторонних запахов. Так, задержанные постоянно курили в помещении. Кроме того, под окном одной из камер (№ 277) располагался контейнер с пищевыми отходами, что «создавало препятствия для сна и отдыха».

Помимо прочего, Фидас пожаловался на тусклое освещение в камерах, «скудное и недостаточное» питание, нечастые прогулки, «отсутствие приватности» в душе, наволочки и простыни «с жёлтым оттенком и непонятным запахом».

Всё это, по мнению осуждённого, «свидетельствует о допущении бесчеловечного и унижающего достоинство человека обращения и противоречит требованиям Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Энгельсский районный суд, рассматривавший заявление, не нашёл повода для удовлетворения требований Алексея Фидаса. Служители Фемиды указали, что в СИЗО имеют полное право использовать видеокамеру при производстве обыска задержанного, даже если его при этом полностью раздевают: «Такое ограничение конституционных прав заявителя на неприкосновенность частной жизни является допустимым и оправданным».

Перевозка по территории следственного изолятора, по данным суда, осуществлялась в одиночной камере № 1, глубиной — 50 см, шириной — 79 см, высотой — 174 см, общей площадью — 0,39 квадратных метра. Такая мера применялась к Фидасу из-за его статуса бывшего сотрудника правоохранительных органов.

Суд пришёл к выводу, что камеры, в которых содержался истец, отвечали всем требованиям закона. А от самого Фидаса, в период нахождения в СИЗО-1, жалобы и заявления по поводу условий содержания не поступали.

Оказалось, что по закону отдельное размещение в камерах курящих подозреваемых и обвиняемых и некурящих производится только при наличии такой возможности. Суд поверил данным ответчиков о том, что туалеты в камерах обеспечивают приватность, а в 2017, 2018 и 2019 годах в изоляторе проводили дезинсекционные и дератизационные работы, «что опровергает доводы административного истца о наличии в камерах насекомых и грызунов».

«Проанализировав доводы истца и представленные по делу доказательства в их совокупности, суд находит, что условия содержания истца в СИЗО-1 в заявленный период соответствовали установленным требованиям, а понесенные им страдания не превышали тот неизбежный уровень страданий, который связан с отбыванием наказания в виде лишения свободы, равно как ограничениями, наложенными избранной мерой пресечения в виде заключения под стражу», — говорится в судебном решении от 24 сентября 2020 года.

Алексей Фидас попытался обжаловать такие выводы в Саратовском областном суде. В марте 2021 года апелляционная инстанция оставила решение без изменения, а жалобу экс-полицейского — без удовлетворения.