«Мести полиции я уже не боюсь»: осужденная за мытье полов мать-одиночка рассказала о бедности, болезнях и трудностях жизни в глубинке

«Мести полиции я уже не боюсь»: осужденная за мытье полов мать-одиночка рассказала о бедности, болезнях и трудностях жизни в глубинке
Ольга Журавлева / © ok.ru

Жительница села Ивантеевка Саратовской области Ольга Журавлева, осужденная за мошенничество, дала подробное интервью федеральному СМИ. Монолог женщины опубликовал портал Lenta.ru.

Напомним, сельчанку признали виновной в том, что она обокрала государство на 7 тысяч рублей. Мать-одиночка, воспитывающая двух дочерей, получала пособие по безработице, параллельно мыла полы в пиццерии. За эту работу ей разрешили забрать помои. Наказанием для Журавлевой стали 120 часов обязательных работ.

Позднее прокуратура Саратовской области инициировала вопрос об отмене приговора суда. Также в ведомстве потребовали прекратить уголовное дело «в силу малозначительности».

О ситуации узнали в Роструде. Глава ведомства заявил, что наказание было назначено правильно.

Ольга Журавлева призналась, что не понимает, как преступила закон. По словам женщины, она «зарабатывает калымами»: клеит обои, моет окна, убирается в домах, магазинах и аптеках. Ранее женщина работала уборщицей, пекла торты, мыла посуду, трудилась диспетчером, изготавливала кирпичи на заводе — была единственной женщиной в коллективе.

«В кафе меня недавно звали, но официанткой я не пошла — ноги болят. Посуду с 11 часов утра до полтретьего ночи мыла, 1400 рублей дали. Оттуда взяла поросятам объедки домой. Почаще бы так ходить: и денег побольше тысячи, и свиньи накормлены. У меня же два поросенка, курочки-несушки и индоутки. Часто забираю помои в пиццерии рядом со школой, где жду детей с уроков. Звонят девчата, как накопятся объедки», — рассказала сельчанка.

По словам Ольги, она вынуждена принимать обезболивающие и делать себе уколы. «На двух родах были кесаревы сечения, врачи повредили спину, спицу, что ли, не туда воткнули. Сказали, годика через три пройдет, но уже 11 лет спина каждый год все сильней и сильней болит. Тяжело, но куда деваться».

Из-за недостатка денег в прошлом году женщина накопила долгов по коммунальным платежам. Она пыталась найти работу, но трудоустроиться не получилось. Поэтому жительница села встала на биржу труда, чтобы получать пособие по безработице. «А там сказали, что денег тоже нет, надо ждать», — пожаловалась Ольга Журавлева.

Женщина заверила, что несмотря на проблемы с работой, ее дети не голодают. Когда в семье нет денег, сельчанка берет продукты в магазине в долг. Иногда Ольгу выручают подруги — отдают ей часть вещей. Сложней ситуация обстоит с лечением — одна из дочерей больна эпилепсией, но инвалидность ей не дают.

«У нас и компьютер был — правда, погорел. Свет перемкнул, сгорел процессор, и микроволновка, и холодильник, и колонки от компьютера, и телевизор плазменный. Хана всему. Не только у нас, у многих погорело. Обидно!» — вспоминает «мошенница».

Купаться женщине и детям приходится у знакомых, в больнице или в бассейне — дома воды нет. Ольга вспомнила, что однажды пыталась получить матпомощь в администрации. Но там ей заявили — денег нет. Ради того, чтобы оплатить лечение дочери, женщина взяла кредит, но пока так и не сумела его выплатить. «Кредитная карточка была у меня на черный день, но просрочила выплату на неделю, и ее заморозили», — рассказала она.

Неудачи преследовали сельчанку и в личной жизни. «У обеих дочерей стоит прочерк в графе „отец“. Первый не знал, что я беременна. Я тогда жила с родителями, он предлагал жить с ним, но когда выпивал — спать никому не давал, и мать сказала: не нужен нам такой зять, проводила его. Второй был теплый, как телогрейка, но сам себе на уме: говоришь, а он мимо ушей пропускает, как будто он тебя вообще не слышит. Дочку он так и не видел. Убежал. Я слыхала, что другие дети у него есть. Общается ли он с ними, я не знаю, не интересовалась. Ладно, ничего страшного», — не отчаивается Ольга Журавлева.

Один из мужчин, с которым жила сельчанка, поднял руку на детей и ударил женщину ножом — его посадили на 9 месяцев. Во время разбирательства у пострадавшей случился конфликт с полицией: ее оштрафовали на 500 рублей за грубость в отношении дознавателя, который, по словам женщины, сам нахамил ей. После этого женщина боялась спорить с представителями власти.

Инцидент с мытьем полов в пиццерии случился в феврале. Когда женщина пришла на биржу труда, ее увидела знакомая. «На весь зал как закричит: „Ишь ты, я видела, как ты в пиццерии работаешь!“ И смотрит на меня, как кот на сметану», — вспоминает Ольга. После этого случая, 3 марта в дом к сельчанке пришли сотрудники полиции и отвели его к начальнику отделения Сергею Забабурину. «Я пришла, а он говорит, что у них сроки жмут, надо сдавать в Саратов отчеты. Спросил, работала ли я в пиццерии. Я сказала, что нет, просто помогала. Он говорит: ну какая разница, напишу, что работала, тебе за это все равно ничего не будет — 500 рублей штрафа, не ссы. Я спорить побоялась: вдруг опять оштрафуют ни за что. Ушла. Потом позвонила ему, он сказал, что дело отменили. Я успокоилась. А 7 марта меня пригласила дознаватель и с порога начала мне зачитывать статью 159.2 УК России о мошенничестве», — рассказала женщина.

Несмотря на показания свидетелей в суде, Журавлеву признали виновной. «Это у меня теперь жизнь испорчена. Меня даже горшки в садик не возьмут мыть!» — волнуется сельчанка. Сейчас она моет полы в аптеке за 3500 рублей в месяц.

«Болит все с этим судом. Брови только не болят. Вся на нервах. Мне иногда кажется, что я не выдержу. Мести полиции я уже не боюсь. Я справедливости хочу! Они меня достали!».