«Пандемия абсурда»: переболевший коронавирусом настоятель храма откровенно рассказал, как обстоят дела в системе здравоохранения Саратовской области

«Пандемия абсурда»: переболевший коронавирусом настоятель храма откровенно рассказал, как обстоят дела в системе здравоохранения Саратовской области
игумен Нектарий / © instagram.com/morozov.rodion

Настоятель храма святых апостолов Петра и Павла, игумен Нектарий Морозов, который переболел коронавирусной инфекцией, рассказал, как обстоят дела в системе здравоохранения Саратовской области в накрывшую регион вторую волну. По его словам, если бы не помощь близких друзей, сдать некоторые анализы ему бы не удалось, как это не удается многим жителям региона. Рассказ игумена Нектария был опубликован вчера, 10 октября, на портале «Правмир».

О том, что Нектарий заболел пневмонией, он сообщил еще 1 октября в социальных сетях. Теперь настоятель храма и публицист рассказал более подробно, как пережил эти дни, делал компьютерную томографию и тест на ковид платно, потому что «в Саратовской области многим заболевшим эти диагностические инструменты недоступны».

«Вкратце картина в нашей саратовской реальности такая. У человека появляются симптомы, приходит врач и советует пить… арбидол и много жидкости. Про тест речи в абсолютном большинстве случаев нет. Заболевший пытается сделать тест платно (если у него достаточно средств, разумеется: в некоторых лабораториях в Саратове стоимость теста доходит до 3000 рублей), но если у него хоть какие-то признаки ОРВИ, то в сдаче теста ему отказывают. Ему становится хуже, он пытается сделать КТ, слыша отовсюду, что главный способ понять, каково реальное его состояние, это именно компьютерная томография. Однако с признаками ОРВИ нельзя и на КТ (реальность такова, что иногда в платных клиниках на симптомы закрывают глаза, иногда нет, но в любом случае очередь растягивается на долгие дни, порой — на неделю).

В довершение к этому прибавляются случаи, когда пришедший по вызову врач, узнав, что у пациента уже несколько дней как пропали обоняние и/или вкус, но нет температуры, не считает нужным выдавать лист нетрудоспособности, и носитель ковида по необходимости и «по долгу» отправляется на работу заражать коллег. Но и это еще не все: у многих из тех, у кого выявлена пневмония очевидно коронавирусного происхождения, нет возможности попасть в клинику — количество мест ограничено, а вал заболеваемости растет, в нашем случае уже официально превышая майские показатели», — поделился тем, что выяснил на собственном опыте священник.

По его словам, при поражении легких до 50% он переболел относительно благополучно. Сдать тест удалось «окольным путем, исключительно благодаря добрым друзьям». Тогда он был отрицательный. Но через несколько дней температура опять поднялась до 37,4, дыхание стало затрудняться, слабость нарастала. КТ удалось сделать в частной клинике, не признаваясь, что есть температура и признаки заболевания. В итоге томография показала наличие полисегментарной пневмонии с высокой степени вероятностсью, что она коронавирусная. В больницу удалось попасть быстро, но опять-таки, с помощью «близких людей».

«Врачи объясняют, что при средней степени поражения, до 30% необходимости в экстренной госпитализации нет. Нет, если не нарастает отрицательная динамика, если пациент получает адекватное лечение. Но вот в чем беда: ни один из моих знакомых не услышал от пришедшего по вызову врача про существующие протоколы лечения пневмонии. Тот же арбидол, кагоцел, обильное питье… И ни слова про антикоагулянты. Приходилось постоянно связывать со знакомыми врачами, работающими в ковид-центрах, устраивать „заочные консультации“, пересылать „рецепты“ и радоваться, когда это приводило к положительному результату. И недоумевать, задаваясь очередными вопросами — насущными и при том очевидно риторическими. Из которых самый очевидный и наболевший такой: как же можно остановить распространение пандемии в российских регионах при таком уровне организации „карантинных мер“?» — задался вопросом Нектарий.

По его мнению, нужно обязательно носить маски в общественных местах и соблюдать все меры гигиены. Однако все это становится бесполезным при отсутствии массового тестирования, оперативного и правильного отделения инфицированных людей от здоровых. К тому же, по словам настоятеля, огромное количество участковых врачей до сих пор не знают действующих протоколов лечения ковида и рекомендуют бороться с ним с помощью арбидола или кагоцела.

«Мы то ли подходим к пику второй волны, то ли нас вновь накрывает первая, но факт остается фактом — то, о чем я пишу, происходит несмотря на то, что вот уже семь месяцев коронавирус является темой номер один в мире и в России. И никак я не могу поверить, что все с нами настолько плохо, что решительно никак нельзя изменить эту ситуацию, в которой мы все так или иначе находимся, что способов для этого не существует. Потому что иначе это не просто какой-то абсурд пандемии, а самая настоящая захлестывающая нас пандемия абсурда», — делает неутешительный вывод Нектарий.

О сложной ситуации в саратовском здравоохранении рассказывал и министр здравоохранения региона Олег Костин. По его словам, свободных «ковидных коек» в лечебных учреждениях региона почти не осталось. «Места в больницах катастрофически тают. Резервы только для тяжелых больных», — признался чиновник.