«Программа сноса аварийных домов в Саратове под угрозой срыва». Подрядчики жалуются на искусственное снижение цен «залетными» конкурентами

«Программа сноса аварийных домов в Саратове под угрозой срыва». Подрядчики жалуются на искусственное снижение цен «залетными» конкурентами
© ИА «Версия-Саратов»

В редакцию ИА «Версия-Саратов» обратились представители компаний, пытавшихся выиграть аукцион, где разыгрывался контракт на снос аварийных домов. По их словам, несколько дней назад состоялись торги, где начальная цена лота на группу из 7 домов в Заводском районе составляла около 9 миллионов рублей. В процессе аукциона цена снизилась до 3 миллионов. По словам наших собеседников, исполнить контракт на эти деньги невозможно, так как для объектов необходимо делать проект по переносу газовых труб и выполнить ряд других работ, общая стоимость которых превышает стоимость контракта. Они же считают, что победители аукциона со 100-процентной вероятностью откажутся от объекта.

«Это происходит постоянно: цену на аукционах роняют до минимального уровня, а потом сами же победители, проведя подсчеты понимают, что им совсем невыгодно заниматься этой работой и соскакивают. В итоге городу нужно искать нового подрядчика, проводить новые конкурсы. На это нужно время, а программа остается нереализованной», — рассказывают наши собеседники.

По их мнению, ситуацию необходимо менять: «Понятно, что комитет по управлению имуществом города не виноват, он действует в рамках законодательства. Но что-то с этим нужно делать. В аукционах участвуют много иногородних организаций, которые даже не знают о каких объектах речь, не знают ситуацию в городе. В последнем аукционе, например, из 16 участников половина из других городов — Самара, Волгоград, Пенза и т. д. Они не читают документацию по лотам, не рассчитывают свои силы, а в итоге страдает наш город».

По мнению наших собеседников, нужно немного изменить процедуру торгов. Например, при подаче заявки на аукцион участник должен внести некую сумму в качестве залога. Тогда, в случае его отказа от контракта, бюджет не только не потеряет деньги, но и немного заработает. Для недобросовестного подрядчика это будет своего рода штрафом. В противном случае, ситуации с отказами будут повторяться все чаще. Да и сейчас, организация, выигравшая торги, но передумавшая выполнять заказ, тут же заявляется на другой аналогичный аукцион. Все потому, что чувствует безнаказанность.

«Все, что может грозить такому подрядчику сейчас — это занесение его имени в реестр недобросовестных, в так называемый „черный список“. Это мера наказания — никакая. Что мешает зарегистрировать новую организацию? „ООО“ закупаются пачками», — говорят наши собеседники.

Депутат Саратовской городской думы — Евгений Чернов — катастрофы в программе сноса не видит. По его словам, программа буксовала только первые год-полтора, сейчас «все гораздо лучше».

«Сначала КУИ не успевали расходовать заведенные на программу деньги. Допустим, из 15 миллионов конкурсов провели на 10 млн. остальные не успели. Тогда да, мы слышали на комиссиях и рабочих группах рассказы про то, что подрядчики снижают цену до минимума, отказываются от контрактов, а другие на такие деньги не соглашаются и т. п. Потом ситуация выровнялась. В прошлом году у нас был всего один случай, когда подрядчик, выигравший конкурс на снос двух домов, отказался от контракта. Мы написали обращение в прокуратуру, чтобы эту организацию проверили и как-то наказали, внесли в реестр недобросовестных подрядчиков», — рассказывает Чернов.

Участие иногородних организаций в аукционах, где разыгрываются работы по сносу домов, по мнению Чернова, никоим образом не мешает и не вредит. «Закон этого не запрещает, хоть и не всем местным компаниям это нравится. Но таков закон, тут побеждает тот, кто предоставит более выгодные условия, — объясняет Евгений Чернов. — Разве плохо, если какая-то компания вместо 10 миллионов рублей согласиться снести дома за 1 миллион? Нет, конечно. Оставшиеся 9 миллионов можно направить на снос других домов, больше можно сделать. Были у нас тендеры, когда выигрывали иногородние организации, предложив самую выгодную цену, и успешно справлялись. Да, скорее всего они нанимали местных субподрядчиков. Но реально работы были выполнены. А для города это самое главное. И неважно как сильно уронили цену, важно, что обязательства выполнили».

Наличие проблем в реализации программы сноса аварийных домов и, в частности, в конкурсных процедурах нашему изданию подтвердил депутат городской думы Вячеслав Доронин. По его словам, ситуация близка к катастрофической, но решить ее без внесения изменений в федеральное законодательство невозможно.

«Проблема ужасная, большая, город страдает. Тут вопрос в законодательстве. КУИ остановить этот процесс не может. Уже давно говорят на разных уровнях о том, что 44-ФЗ не совсем удобен как для проведения тендерных программ, так и для проведения закупок вообще. Об этом говорит и спикер Госдумы Вячеслав Володин. Но пока движения по этому вопросу нет, — объясняет Доронин. — Для меня как для жителя Заводского района, как для депутата, как для руководителя партии по Заводскому району очень важно, кто будет работать. Если это порядочные подрядчики, исполняющие свои обязательства, то проблем нет. Но вот последний тендер начался с 9 миллионов, а некоторые „пришельцы“ непонятно откуда, из других городов, не имеющие лицензии, не имеющие техники, опустили цену до 3 миллионов. А если посмотреть смету, то можно увидеть, что только перенос газа с этих объектов (группа из 7 домов — прим.ред.) стоит порядка 1,5 миллионов рублей, а еще полтора миллиона стоит вывоз мусора. Возникает вопрос: что ж это за люди такие, которые пришли и срывают тендерную программу городскую, не выполняют своих работ?»

При этом депутат допускает, что компания может и не отказаться от столь дешевого контракта, но в добросовестное и полное его исполнение тоже не верит: «Тут, я думаю, сделать хотят очень просто. Они не будут вывозить мусор, а скинут его на соседнюю улицу, сделав 101-ю несанкционированную свалку в Заводском районе. У меня и так там мусора предостаточно — устали бороться, вывозить».

Одной из причин происходящего Доронин считает определенную закрытость конкурсной процедуры, анонимность участников аукционов: «Мы же даже не видим, кто торгуется, до момента пока не объявят победителя. Кто они такие? Как на них влиять? По-хорошему, еще на стадии подачи заявок нужно их отсекать лишнее, нужно смотреть у кого есть техника, нужно создавать комиссию, перед которой даже победители тендера защищали бы свой проект. Уверен, что из 10 участников подтвердить свою способность выполнить работы смогут 1-2. Остальные убегут как крысы с корабля. Но на следующий тендер, надеясь на авось, опять заявятся».

Получить оперативный комментарий от администрации города Саратова нам не удалось. При этом у нас состоялся очень странный диалог с представителями пресс-службы:

— К нам поступила информация, что программа сноса аварийного жилья находится под угрозой срыва. Можно ли получить оперативный комментарий на эту тему?

— Почему мы должны доказывать, что она НЕ под угрозой срыва?

— Я не прошу доказывать, мы же не в суде. Мы — СМИ, к нам поступила информация, что программа срывается, мы обращаемся в пресс-службу администрации, орган власти, который эту программу реализует, с тем, чтобы подтвердить или опровергнуть эти данные.

— А вы то есть не проверяете ту информацию, которая к вам поступает?

— Так я вам звоню именно для этого, разве нет?

— Нет, вы неправильно формулируете вопрос. Сформулируйте конкретно, что вы хотите от нас?

— Хорошо. Еще раз: к нам поступила информация о том, что программа по сносу аварийного жилья находится под угрозой срыва, так как подрядчики, которые участвуют в конкурсах снижают цену до минимального уровня, сами на эти деньги ничего реализовать не могут и в итоге отказываются от выполнения работ.

— И?

— Вопрос к администрации города Саратова: так ли это?

— А какие именно подрядчики? О каких домах идет речь?

— Про аварийные дома в городе Саратове.

— Вы знаете сколько их?

— Если информация о срыве программы не соответствует действительности, то вы так и скажите. Например: программа реализуется по плану, в этом году должно быть снесено столько-то домов, снесено на сегодняшний день столько-то, осталось снести столько-то, проблем с подрядчиками нет, денег потрачено столько, будет потрачено столько-то.

— Если вам так много цифр надо, то тогда напишите нам письменный запрос.

— Так я же и спросила вас в самом начале, есть ли возможность получить оперативный комментарий…

— Вы мне говорите про каких-то подрядчиков, на каких-то домах, но не говорите кто это и где. И просите прокомментировать.

— Я вас прошу ответить реализуется программа по сносу домов по плану или действительно есть с ее выполнением какие-то проблемы?

— Вы мне третий раз задаете вопрос, и он в третий раз звучит по-другому!

Письменный запрос направлен в администрацию Саратова. Надеемся, получен, прочитан и понят правильно.

Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?