Отложенное убийство

7 февраля 2014, 15:32
Отложенное убийство
В эфире губернатор выдал самый настоящий поток сознания. Для того чтобы расшифровать истинный смысл его месседжа, наверняка нужны опытные лингвисты или психологи

Тема закрытия в Саратове детского дома №2, так прогремевшая в СМИ на местном и федеральном уровнях, последнее время повисла в воздухе. Власть уверяет, что вроде бы никаких документов о закрытии нет, директор детдома Галина Ефимова не уволена,дети продолжают жить и учиться на старом месте. Но и радости от сложившейся ситуации никакой. Судя по всему, власти просто решили переждать, пока пройдет шумиха.

В 2013 году в городе Саратове было выявлено 247 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В 2012 году — 242 ребенка, а два года назад — 316. Что это — колебания, вызванные стабилизацией финансовой обстановки, или тенденция? Трудно сказать наверняка. Далеко не все из выявленных детей смогут обрести приемных родителей — в силу возраста, заболеваний, внешности. Кого-то усыновители вскоре вернут назад, не справившись с проблемами взаимоотношений — в прошлом году в России в детдома вернули 4,5 тысячи детей. Не стоит забывать и о сиротах старше 10-12 лет — их шансы быть усыновленными, увы, близки к нулю. Глядишь на эти грустные цифры и думаешь: а стоит ли так торопиться «оптимизировать» детские дома? Не получится ли так же, как с детсадами, которые позакрывали в 90-е?

Сбор подписей в Сети в защиту последнего в Саратове детского дома не оставил областную власть равнодушной. Еще бы, ведь под петицией в защиту учреждения на сегодняшний день подписались почти 150 тысяч человек. Представив всех этих людей на площади, да еще и без стягов «Единой России», губернатор Валерий Радаев поспешил на эфир «Эха Москвы в Саратове», чего прежде с ним не случалось. Раньше Валерий Васильевич предпочитал общение с правильными журналистами, которые не зададут неудобных вопросов, не вписанных в протокол.

В эфире губернатор выдал самый настоящий поток сознания. Для того чтобы расшифровать истинный смысл его месседжа, наверняка нужны опытные лингвисты или психологи. Впрочем, судите сами: «Очередь в детские садики в городе Саратове где-то под 10 тысяч. В других территориях детские дома и интернаты заполнены на 20, 30, 50 процентов. Мы не можем содержать и там проектные мощности, неся затраты, а не заполняя учреждения... Сегодня школу построили (в поселке Алексеевка Хвалынского района — прим. ред.), мы не ухудшаем положение детей, мы их в идеальные условия передвигаем. Мы создаем условия и возможности, даем ресурс школе, которая сейчас деградирует. Мы через эти коммуникации дополняем, задействуем трудовые ресурсы, которые там особенно некуда применить. С учетом этого контингента у нас там будет больше рабочих мест. Только с этим связано. А нужен ли директор, не нужен... Мы будем, конечно, двигаться в этом направлении, перепрофилировать. Но это не раньше 2015 года».

Итак, что же означает это послание в переводе с губернаторского на русский? По-моему, все очень просто: детский дом мы все равно закроем и откроем здесь детский сад, а детей отправим в Алексеевку — и детишкам кров, и сельчанам работа.

Особенно порадовало признание Радаева о невозможности содержания «проектных мощностей». Недавно областная власть «забыла» освоить миллиард рублей, а цена вопроса сохранения детдома — несколько миллионов «деревянных». Что и говорить о каких-нибудь масштабных проектах типа новой набережной или аэропорта... А что касается ресурса «школе, которая сейчас деградирует», то это Нобелевская премия, не иначе. Наверное, дети из Саратова будут учить, а не учиться.

Также по данной теме «отстрелялся» и видный общественник Александр Ландо. Он поспешно собрал целую пресс-конференцию, видимой целью которой был отчет о проделанной работе. И тут Александра Соломоновича прорвало: «Я уже давно говорил, когда еще даже не было «закона Димы Яковлева», давайте детей вывезем поближе к природе. Чтобы они там адаптировались. Чтобы они жили на участке, могли завести живность, хотя бы тех же курочек». За кадром осталось, к чему именно хотел адаптировать детей Александр Соломонович и почему наша местная «элита», вместо того чтобы разводить курочек, бежит из идеальных условий Хвалынского района в областной центр.

Когда я спросил у заслуженного юриста о том, будут ли больные дети, проживая в глубинке, получать качественное и своевременное лечение в областном центре, Ландо ответил: «А какая разница? Что его в Алексеевке посадили на машину и отвезли, что в Саратове».

Высказалась по теме и госдеп Ольга Баталина. Она выступила в роли валерианки для взбудораженной общественности: «В ситуации с детским домом № 2 сейчас самое главное всем успокоиться и услышать друг друга. Никакого решения о закрытии учреждения нет. И это уже многократно повторили представители власти области. Интересы детей, для которых детский дом № 2 стал вторым домом, не могут быть нарушены. И это позиция всех сторон». Правда, чуть позже, в своем знаковом интервью Газете.Ru, Ольга Юрьевна говорила про обоснованность «закона Димы Яковлева» и отрицала тот факт, что американцы усыновляют в России немало детей-инвалидов. Детский дом, по мнению Баталиной, должен являться местом проживания ребенка, но не местом его постоянного пребывания. Закончила Ольга Юрьевна вполне патриотично: «Россия — сильная и великая страна, и, я верю, с проблемой детей-сирот мы сможем справиться сами».

Отметился в теме и уполномоченный по правам ребенка в Российской Федерации Павел Астахов. Сперва он по ошибке похвалил саратовские власти за закрытие последнего детского дома, а потом, узнав о подписях в защиту еще живого учреждения, заявил, что «уполномоченный на месте не даст нарушить права детей». Местная омбудсвумен Юлия Ерофеева и впрямь не осталась равнодушной к проблеме, обвинив журналистов в том, что они наносят детям «неизгладимый вред», размещая их фотографии на интернет-сайтах, и тем самым «порождают почву для их дискриминации».

Министр образования области Марина Епифанова поначалу говорила восторженно: «Случай с закрытием детского дома должен вызывать радость, а не огорчение. Это же счастье! Значит, обездоленных и брошенных деток стало меньше! А разве не к этому мы стремимся?!» И только потом, когда счет подписей в защиту детского учреждения пошел на десятки тысяч, недовольно буркнула: «На сегодняшний день никакого документа ни о закрытии, ни о реорганизации детского дома № 2 в городе Саратове нет. Детей никто не выгоняет, как это представили ваши коллеги — что мы сейчас всех детей соберем из города Саратова и повезем в какую-то там глушь сельскую, деревню».

P. S. Смотришь на все эти судорожные метания властьимущих и диву даешься. То закрывают детдом, то нет документа, а то вдруг неожиданно «прокалываются», что хотят отправить детей «к курочкам». Между тем, если все это и впрямь затевается для освобождения помещения под детсад, навскидку вспоминается бывший детский сад, в который некогда въехала прокуратура Ленинского района. Думается, там сидят люди, поменьше обиженные судьбой, чем сироты.