Дело диабетиков: защитники выступили за проведение экспертизы в московском институте, прокурор - в саратовском

Дело диабетиков: защитники выступили за проведение экспертизы в московском институте, прокурор - в саратовском
адвокаты Роман Бондаренко и Николай Дронов / © ИА «Версия-Саратов»

Сегодня во Фрунзенском районном суде продолжается рассмотрение административного дела о признании саратовской организации диабетиков иностранным агентом. В качестве специалиста участники процесса допрашивают профессора СГЮА Ивана Коновалова, который делал экспертизу деятельности СРООИБСД.

В ходе допроса Коновалова представитель саратовской организации больных сахарным диабетом, защитник Николай Дронов разъяснил эксперту юридическую подноготную договоров пожертвований. В частности, Коновалов в качестве доказательства иностранного финансирования привел, что диабетикам жертвовали деньги иностранные организации, в том числе Johnson & Johnson. Дронов предположил, что профессор не сумел ознакомиться с договорами пожертвований. С юридической точки зрения они являются односторонними. Коновалов признал, что не знакомился с договорами.

Дронов спросил, какие, по мнению эксперта, последствия были в деятельности общественной организации. Коновалов расценил акцию 28 декабря 2017 года, которая запечатлена на видео, как пикет. Это вызвало недоумение защитника. Дронов напомнил, что протокол был составлен задолго до 28 декабря. На это прокурор Юлия Шпигунова возразила, что нарушение является длящимся.

Другой представитель организации Роман Бондаренко попросил специалиста назвать, какие требования диабетиков носили политический характер. Он вспомнил обвинения в коррупции министра здравоохранения региона в 2009 году. Коновалов заявил, что озвучиваемые проблемы с того времени были решены, диабетикам оказывалось внимание со стороны органов государственной власти, а обострение вопросов может привести к росту социальной напряженности. Защитник спросил, каким образом эксперт сделал вывод об обострении социально-политической обстановки. Профессор ответил, что об этом свидетельствуют отклики на сайтах.

После еще нескольких уточняющих вопросов допрос Коновалова закончился.

Дронов резюмировал, что выступление эксперта не внесло ясность в дело. Специалист покинул зал суда, а защитник ходатайствовал о назначении экспертизы по делу.

“Мы не признаем вину, считаем, что отсутствует само событие правонарушения. Обвинительное заключение прокурора целиком скопировано с экспертного заключения”, - заявил защитник.

Он предложил, чтобы московский институт законодательства и сравнительного правоведения исследовал материалы дела и дал оценку, имеются ли в деятельности Саратовской региональной общественной организации инвалидов, больных сахарным диабетом признаки политической деятельности в период с 12 ноября 2012 года по 6 декабря 2017 года.

Прокурор выступила с аналогичной просьбой о проведении такой экспертизы, но с другими вопросами. Исследование прокуратура Саратова хочет поручить Поволжскому институту управления им. П.А. Столыпина РАНХиГС. Дронов выступил категорически против списка вопросов гособвинения, так как в нем, по мнению защиты, имеются некорректные вопросы, не касающиеся сути рассматриваемого дела.

Судья Мария Агишева удалилась в совещательную комнату для вынесения решения.

Обновлено в 17:08

После возвращения судья огласила решение. Она назначила проведение политологической экспертизы в Поволжском институте управления РАНХиГС, прокуратура и общественная организация оплатят ее в равных долях. Заседание отложено до 21 марта.

Материалы по теме:

Ситуация вокруг общественной организации инвалидов, больных сахарным диабетом: заявитель Никита Смирнов отозвал свое обращение в прокуратуру
Намерение прокуратуры включить в реестр иностранных агентов организацию для диабетиков пошатнуло политическую устойчивость региона
Александр Ландо о ситуации с общественной организацией инвалидов, больных сахарным диабетом: "Никакой политической деятельности они не ведут"
У участника процесса о диабетиках отобрали на входе в суд шприц с инсулином
Дело диабетиков: прокурор расценила публикации в саратовских СМИ как политическую деятельность