«Денег не видели вообще»: свидетель по делу экс-министра Соколова рассказал о бедственном положении предприятия до его реорганизации

«Денег не видели вообще»: свидетель по делу экс-министра Соколова рассказал о бедственном положении предприятия до его реорганизации
Михаил Сулюкин / © ИА «Версия-Саратов»

В суде по уголовному делу в отношении бывшего министра экологии и природных ресурсов региона Дмитрия Соколова, обвиняемого в злоупотреблении и превышении должностных полномочий (часть 2 статьи 285 и часть 2 статьи 286 УК РФ), допросили первого свидетеля.

Сегодня прокурор Елена Чернова зачитала обвинительное заключение. Дмитрий Соколов заявил, что вину по двум предъявленным эпизодам обвинения он не признает. Экс-чиновник решил дать показания после исследования всех доказательств и допроса свидетелей.

Затем судья Дмитрий Кочетков вызвал для допроса первого свидетеля. Показания дал руководитель ГАУ «Саратовская межрайонная лесосеменная станция» Михаил Сулюкин. Эту должность он занимает с 2011 года.

Сулюкин рассказал, что в 2015 году участвовал в совещании по поводу смены организационной формы предприятия. Когда Сулюкин приступил к работе в 2011 году в ОГУ «Базарно-Карабулакский лесхоз», долг по зарплате достиг 3 млн рублей, долги перед налоговой службой — 15 млн рублей. К 2015 году задолженность перед УФНС выросла до 22 млн рублей. Он подтвердил, что учреждение изменило организационно-правовую форму по решению министра Дмитрия Соколова. Все сотрудники были уволены из ОГУ и заново трудоустроены во вновь созданное ГАУ, а долги по налогам остались.

Гособвинитель спросила, почему было принято решение о реорганизации.

«Невозможно было работать с арестованным счетом. Денег не видели вообще. Все деньги уходили на погашение налоговой задолженности», — ответил Сулюкин.

«Имущество было изъято?» — уточнила прокурор Елена Чернова.

«Был приказ о передаче имущества из ОГУ в ГАУ», — ответил руководитель государственного автономного учреждения. После этого, по его словам, стало возможно работать, был приобретен автомобиль «Урал». Сейчас есть небольшая текущая задолженность, но до ареста лицевого счета не доходило.

«Зачем было создавать ГАУ?» — задала еще один вопрос гособвинитель Чернова.

«Выполнять государственное задание в полном объеме», — отметил свидетель. За счет собственных средств гасить долги по налогам не было возможности. Все доходы тратились на зарплату, ГСМ и другие текущие нужны по статьям финансирования, пояснил он.

Представитель налоговой службы сообщила, что организацию не ликвидировали, уведомления о ликвидации никто не подавал. В 2015 году кем-то было принято решение перестать передавать отчетность. Кто так решил, свидетель ответить не смог. За счет поступлений из бюджета долги перед налоговой гасить было нельзя, доходов от коммерческой деятельности на это не хватало.

На уточняющие вопросы адвоката Соколова Ольги Скитевой директор ГАУ ответил, что изменение формы предприятия очень помогло. Была приобретена техника, сохранен трудовой коллектив.

После допроса свидетеля в процессе был объявлен перерыв.